19:30 

Моль белая
по моим венам течет лень ©
Название: Анна и Том
Автор: Моль белая (Крысюня)
Бета: нет, извините
Фандом: ГП, RPS
Категория: слэш
Пэйринг: Том Ф. (Анна)/Дэн Р
Рейтинг: что-то между R и NC-17
Жанр: ангст/романс
Дисклаймер: данный текст является вымыслом и никакого отношения к реальным людям, в нём упомянутым, не имеет
Предупреждения: ООС, АУ, психическое заболевание, кроссдрессинг, девушки Тома и Дэна отсутствуют
Раздвоение сознания личности - болезненная расщепленность личности на две фазы, сменяющие друг друга в характере, поведении личности и не связанные между собой. В мозгу одного человека могут жить две разных личности, и каждая из них использует собственную нервную структуру с целью подавлять или воскрешать воспоминания. Индивидуумы, уживающиеся в пациентах, страдающих раздвоением личности, могут существенно отличаться друг от друга эмоционально и физически.
Примечание: написано в подарок для утро_в_лукошке

часть 1

Том сидит в одиночестве у барной стойки. Но на самом деле Том не один. Он никогда не бывает один. Всегда где-то рядом, когда совсем далеко, чуть слышно, почти не видно, когда на самой поверхности, нагло забирая себе управление всеми его помыслами, более того, его телом, живет Анна. Та еще сучка и стерва, между прочим. Это не Том, нет-нет, это именно она следит за Дэном жадным взглядом, подмечает все жесты, детали, случайные прикосновения, бережно складывая в копилку памяти. Это она капризничает и может устроить скандал на ровном месте. Это она кидается на шею, виснет, обнимается с Рупом и Мэттью в надежде, что Дэн лишний раз посмотрит в ее сторону или, если уж совсем повезет, если мечты все-таки сбываются, приревнует.

Дэн ее не видит, не замечает, не обращает внимания. Анна бесится и ревнует, отчего становится порой совершенно невыносимой.
Дэн обжимается с какой-то девчонкой на вечеринке. Том проходит мимо, когда Дэн поднимает голову и смотрит, смотрит пошлым, затуманенным страстью и алкоголем взглядом, и проводит кончиком языка по распухшим губам. Этого достаточно, чтобы Анна тут же выпрыгнула, как чертик из табакерки, и рванулась вперед, поскуливая и постанывая "Выеби, выебивыебивыеби, выыыееебиии...". Том прилагает невероятные усилия, чтобы запихнуть похотливую сучку обратно, чтобы она не кинулась, не облапила, не начала целовать, тереться бедрами, прижиматься горячей жадной дыркой сквозь слои одежды к члену Дэна. И, кивнув на прощанье, уходит.

В отместку за это Анна на следующий день, придя в себя после похмелья, убирает расслабляющей ванной и освежающей маской следы усталости с лица. Тщательно бреется, добиваясь абсолютной гладкости, накладывает скромный чуть заметный макияж, только чтобы сделать глаза выразительными, а губы яркими и блестящими, надевает самые облегающие джинсы и футболку, облепившие ее буквально как вторая кожа. И дает волю своей сучьей натуре, отправляясь в мужской клуб, где все друг друга знают, но никто никого не узнает, чтобы снять парня на час, на вечер, на ночь. Все зависит от того, насколько быстро она удовлетворится, или насколько быстро Том возьмет ее под контроль.

Том натурален, как свежие фермерские овощи. Том любит весело провести время с девочками. Том настоящий мужчина, предпочитающий рыбалку романтическим прогулкам и ужинам на двоих. Если кто-то рискнет сказать или хоть намекнуть ему на то, что он может переспать с парнем, сразу получит кулаком в челюсть за такие разговоры. Довольно ухоженным кулаком, с длинными пальцами, тонкой нежной кожей и аккуратным маникюром. Это все Анна виновата, это по ее вине руки Тома выглядят не руками мужчины, а изящными женскими ручками. Том радуется, что смог отвоевать у нее нормальную мужскую длину ногтей, подстриженных практически по корень.

Том вполне доволен своей внешностью, даже худоба, высокий лоб и узковатые плечи его вполне устраивают. Анне не нравится растительностью на теле и конечностях, поредевшая от постоянной окраски прическа, к тому же, слишком короткая на ее вкус. Поэтому Том избавляется от волос на торсе и в паху, оставив только узкую, чуть заметную полоску внизу живота, переходящую в интимную стрижку - стрелочку, указывающую на очень важный орган. Анна против этого ничего не имеет и считает член Тома довольно симпатичным. Волосы на руках и ногах приходится оставить, а от парика отказаться, но Анна знает, что она наверстает свое, надо только дождаться окончания съемок и премьерных мероприятий, а потом можно уехать в отпуск в маленькую рыбацкую хижину, тайное убежище, которое Том тщательно скрывает от всех.

Анна очень терпелива, особенно, когда знает, что ее ждет награда. Она обожает шелковые чулки, гладкие или в мелкую-мелкую сеточку. Тому тоже нравится, как чулки смотрятся на Анниных ножках. Вот только не может ее слишком часто баловать ношением этого аксессуара, потому что красиво чулки смотрятся на эпилированных ногах, а Том постоянно переодевается во время съемок, и нет гарантии, что его не увидят. А еще Анна любит носить длинные волосы, но для Тома хранить парики в квартире, где часто бывают друзья, родственники, где убирается приходящая домработница, слишком опасно. Поэтому Анна вынуждена ждать отпуска, чтобы дать себе волю.

Но любому терпению приходит конец. Съемки затягиваются дольше, чем планировалось, потом приходится переснимать еще раз финальную сцену. Из-за этого переносятся и все мероприятия, из-за этого такой желанный отпуск откладывается. Из-за этого все чаще на съемочной площадки появляется Анна, язвительная, капризная, склочная и скандальная. И только Дэну удается перевести язвительность и насмешки Тома в безобидные шутки, только Дэн может успокоить и утихомирить Тома. Никто не знает, как это у него получается, кроме Тома, но он никому ничего не расскажет. Просто достаточно поймать укоризненный или сочувствующий взгляд, услышать пару слов, сказанных спокойным мягким голосом, как Анна тут же затихает и Том, наконец-то, может продолжать нормально работать.

Все очень просто. Анна до безумия, до помрачения сознания влюблена в Дэна, нет, даже не влюблена, она его любит, давно и безнадежно. Любит его невероятные глаза с длиннющими ресницами, любит красиво изогнутые губы, любит его манеру одеваться, любит его характер, любит его талант. Любит всего Дэна, со всеми его достоинствами и недостатками.
И Тому все сложнее становится ее контролировать. Он боится, потому что чувствует, как мало осталось до срыва, чувствует, как Анна становится с каждым днем все сильнее, а он все слабее. Тому необходимо что-то предпринять, и он сбегает, туда, в тот самый домик, убежище, укрытие. Пусть лишь на пару дней, пусть Анна не получит всего, чего желает, но этой передышки должно хватить, чтобы продержаться до конца съемок.

О том, что будет дальше, Том и Анна стараются не думать.

часть 2

Съемки закончены. Том доволен. Не, он не просто доволен, он почти рад. В последнее время Анна дала ему небольшую передышку, практически не показываясь, не мешая работе на площадке. Наверное, она поняла, как необходимо Тому достойно завершить эпоху Поттерианы. Том ей за это благодарен и в награду разрешает на последний день съемок надеть черные кружевные трусики. Правда, сам он при этом надевает обычные хлопковые боксеры. Ну и что, что обычно он носит плавки, вряд ли кто-то заинтересуется сменой его предпочтений в нижнем белье.
Том слишком рано успокоился, повелся на пристойное поведение Анны, ослабил контроль, поэтому совершенно не ожидает, что на невинные дружеские объятия Дэна в конце последнего съемочного дня ответит Анна, причем ответит страстно, плотно прижимаясь всем телом и чуть ли не целуя желанные губы. Том, почувствовав, как врезаются в тело кружева, моментально приходит в себя, резко отодвигается, ловя недоуменный взгляд Дэна, нервно улыбается и пытается сделать вид, что это была неудачная шутка.

Том решает наказать Анну и не бреется, отпускает трехдневную щетину, помогающую ему чувствовать себя сильным мужчиной. Анна злится, но в этот раз Том неумолим. Анна мстительна. На очередное пред-премьерное мероприятие она надевает под брюки чулки и стринги, злорадно ощущая неудобство Тома. Ради этого она согласна потерпеть. И пусть давят и натирают стринги, пусть приходится тщательно следить за пытающимися сползти чулками, но нервозность, лихорадочный румянец и непроизвольное возбуждение Тома все компенсируют.
К сожалению, это была последняя капля. Вернувшись домой, Том выкидывает все любимые игрушки Анны, безошибочно находя тайники. Анна плачет и уговаривает оставить хотя бы одну пробку или вибратор, а лучше и то и другое. Все напрасно. Пакет с игрушками отправлен багажник, вывезен за город и выброшен на свалку.

Зря Том надеялся, что после окончания съемок ему станет легче, что Анна, если не уйдет совсем, хотя бы, станет появляться в его жизни гораздо реже. Наоборот, тоскующая, печальная, часто плачущая Анна надоедает ему практически каждый день. Том хочет отправиться в клуб и хорошенько развлечься с друзьями, возможно, пригласить девочку и провести приятную ночь. Вместо этого ему приходится сидеть дома с зареванной Анной и рассматривать фотографии Дэна, прокручивать любительское видео с записями совместных развлечений, а потом гладить, успокаивать, ласкать, доводить Анну до оргазма, чтобы получить немного свободы и покоя. Он даже снова заказывает по Интернету для нее игрушки, конечно, не так много, как было, но все-таки.

Премьера последней части Поттерианы в Лондоне приближается, и чем ближе этот день, тем спокойнее становится Анна. Она дает Тому время и возможность заняться всеми необходимыми делами, спокойно провести фотосессии, примерки, репетиции, встречи с коллегами. Том не знает, что она задумала, но у него возникают нехорошие подозрения, которые лишь усиливаются после того, как в сейфе обнаруживается новый набор косметики, белье и светло-русый парик, а в самом дальнем углу гардероба появляются платье и изящные туфли на небольшом каблучке. На вопросы Анна не отвечает и отказывается давать какие-либо объясения. Том пытается задобрить Анну, разрешает ей сходить в так хорошо знакомый клуб, в котором она не была уже довольно давно. Анна рада внезапному выходу в свет и возможности потрахаться в свое удовольствие, но Том чувствует, что этого ей явно недостаточно и что от своей затеи она не отказалась и не откажется ни за что на свете.

День премьеры. Том позирует для фотографов, идет по красной дорожке, раздает автографы, что-то говорит. Все нормально. Обычное премьерное волнение, больше ничего. Том проходит к своему месту, располагается и облегченно вздыхает. Как бы это ни было привычно, но пристальное внимание публики утомляет и напрягает. Теперь все отлично.
Отлично. Было. До того, как появляется Дэн со своей милой улыбкой и сияющими глазами, в сером костюме-тройке, который ему невероятно идет. А потом Дэн совершает подлый, по мнению Тома, поступок: поворачивается к зрителям спиной, широко улыбается и машет Тому рукой. Анна вскакивает и с идиотской восторженной улыбочкой отвечает на приветствие. Том с трудом возвращает ее на место и старается принять невозмутимый вид, будто все так и должно быть.

Официальная часть мучительна. Том скучает. Анна ни на миг не отрывает взгляд от высокого помоста, на котором собрались главные лица Поттерианы: Джоан, продюсеры, режиссеры, Дэн, Эмма, Руперт, Джейсон. Тома среди них нет, чему он сам только рад. Анна целиком и полностью разделяет его радость, но по совершенно иным причинам. Со своего места она может, совершенно безнаказанно и не привлекая внимания, следить за любимым.

Наконец, все закончилось, показ состоялся, фотосессии и интервью прошли успешно. Вся команда отправляется на вечеринку. Том не очень хочет туда идти, но и проигнорировать ее не может. Делает вид, что ему весело, немного дурачится, немного выпивает, хотя предпочел бы напиться, и вскоре покидает компанию, сославшись на не очень хорошее самочувствие.

Анна отправляется в номера при закрытом мужском клубе. Она еще несколько дней назад забронировала здесь комнату и перенесла все необходимые вещи. Ей нужно время, чтобы привести себя в порядок, а его не слишком много, поэтому она действует максимально быстро, но аккуратно. Душ, практически полная эпиляция, выскабливание щек и шеи до идеальной гладкости, макияж несколько ярче обычного, но не сильно, не скатываясь в вульгарность, парик. Кружевное белье, любимые чулки и духи, кокетливое платье, изящные туфли, клатч. Все. Она готова к своему коронному выходу, которого так долго ждала.

Идя за очередной порцией выпивки, Дэн замечает у барной стойки незнакомую девушку. Длинные ноги, светлые волосы, яркие, будто припухшие, губы, глаза с поволокой. Очень привлекательная, худенькая и, судя по всему, довольно высокая, во всяком случае, выше него. Трудно четко разглядеть подробности, особенно, когда взгляд затуманен алкоголем, а в баре царит полумрак, изредка прорезаемый вспышками цветомузыки, но что-то во внешности девушки кажется Дэну неуловимо знакомым. То ли поворот головы, то ли вот этот жест, когда она пытается привлечь внимание бармена. Дэн списывает свои сомнения на воображение и мнительность, и подходит знакомиться.
Голос у нее тоже какой-то неправильный, не женский, и смутно кого-то напоминает. Когда он предлагает ее угостить, она заказывает неправильный напиток: не «Манхеттен», не «Мартини», не еще какой-нибудь коктейль, а чистый скотч. Внезапно приходит мысль, что если бы Том переоделся в девушку, он был бы похож на Анну. Или это Анна похожа на Тома? Дэн трясет головой, прогоняя бредовые размышления, и предлагает продолжить вечер в более интимной остановке.

Вместе они покидают вечеринку. Дэн даже не подозревает, сколько открытий и какие сюрпризы ему преподнесет ближайшее будущее. Анна просто счастлива и о будущем не думает.

часть 3

Они начинают целоваться еще в машине. Благо, в клубном авто поднимается перегородка, скрывающая их от водителя. У Дэна горячие губы, колючий подбородок, сильные руки, крепко прижимающие Анну к твердой груди. У Дэна гулко бухает сердце, сбивается дыхание, в брюках становится тесно, в ушах шумит, заглушая голос разума, который в очередной раз за этот вечер пытается достучаться до затуманенного сознания, крича о неправильности происходящего. Слишком агрессивные поцелуи в ответ, слишком жесткое тело под руками, слишком мало нежности и много страсти, слишком… Все слишком не такое, непривычное, непохожее на других девушек. И, вопреки голосу разума, это заводит Дэна еще сильнее.
Анна плавится от восторга и счастья. Поцелуи в реальности оказываются еще чудеснее, гораздо лучше, чем в самых смелых мечтах. Даже то, что, плотно прижатое и болезненно-напряженное, прячется под шелком белья, совершенно не мешает, добавляя остроты происходящему. Единственное, что напрягает – приходится постоянно контролировать Дэна, чтобы его рука, гладящая бедро, не поднималась выше, а она так и норовит пролезть Анне под юбку.

По дороге в номер, Анна шепчет ему на ухо, отчего у Дэна подскакивает пульс, хотя куда еще сильнее, и пропадает дар речи, остается только согласно кивать на все ее предложения. Может, будь он чуть трезвее, чуть меньше возбужден, прислушайся хоть чуть-чуть к голосу разума, он бы на такое не пошел, особенно с незнакомкой. Но, когда эта самая незнакомка предлагает реализовать твои мечты, отказаться невозможно. Дэн всегда хотел попробовать, как это будет, если просто лежать и получать удовольствие, да и анальный секс, о котором он был наслышан, но никогда не пробовал, не решался предложить партнершам, привлекает неимоверно. Его не останавливают даже странные условия.

Раздевшись под внимательным взглядом сидящей в кресле Анны до белья, смущенный, покрасневший Дэн ложится на огромную кровать и вытягивает вверх руки. Девушка, все еще одетая, привязывает их лентами к изголовью и Дэна внезапно пробивает нервная дрожь. Однако, когда Анна предлагает ему отменить запланированное, он просит ее продолжать. На глаза ложится плотная повязка, не пропускающая ни капли света. Страх неизвестности и предвкушение удовольствия смешиваются в невероятный коктейль, приводящий в дикое возбуждение.

Анна готова взорваться от одного вида практически обнаженного Дэна. Он само совершенство и сегодня ночью принадлежит только ей. Мгновенно избавившись от ненужных уже тряпок, она ложится рядом. Вылизывая, покусывая, поглаживая, зацеловывая все, до чего только может дотянуться, кроме самого главного, она заставляет Дэна стонать, извиваться в путах и умоляюще бормотать что-то неясное, но вполне понятное по смыслу. С довольной ухмылкой Анна подцепляет пальцами резинку его трусов и мучительно медленно стаскивает их. Немного полюбовавшись видом, она все так же медленно, самым кончиком языка, проводит по всей длине члена, обводит головку, берет в рот, выпускает и начинает сначала, пока стоны Дэна не начинают литься непрерывным потоком. Сжалившись, Анна наклоняется и насаживается ртом на всю длину, до самого основания. Дэн давится стоном, задыхается, шумно сглатывает – музыка для ее ушей.
Подведя его к самой грани, Анна останавливается, отстраняется, достает презервативы и смазку. Ловко надев резинку, смазывает член Дэна и собственную дырочку, слегка растягивая ее, но не слишком сильно, чтобы проникновение было чуть болезненным, чтобы почувствовать Дэна. Всего. Целиком и полностью. Опускается на него одним плавным, длинным движением, вырывая такой же длинный, протяжный стон из Дэна. Анне трудно понять, что именно она чувствует в этот момент, так все смешалось, слилось, срослось и сложилось в одно слово: «Мой». Она начинает двигаться, постепенно наращивая темп и понимая, что долго не продержится, слишком велик накал страстей.

Дэн сейчас весь как оголенный нерв, каждое движение партнерши посылает искорки удовольствия по телу, заставляет дышать в одном ритме: вверх – вдох, вниз – выдох. Движения все быстрее, дыхание все чаще, все прерывистей. И, чувствуя как пульсируют, сжимаются стенки вокруг его члена, слыша низкий стон, Дэн взрывается глубоко внутри Анны. В послеоргазменной истоме, слегка вздрагивая от проходящего напряжения, он чувствует непонятную влагу на животе, чувствует, как наваливается на него чужое тело, плотно прижимается, а в следующую секунду быстро скатывается в сторону, по животу проводят какой-то мягкой тканью. В следующий миг ленты, обмотанные вокруг запястий, слабнут, и Дэн срывает повязку с глаз, но только и успевает заметить спину Анны, скрывающуюся за дверью ванной комнаты.

Том умывается ледяной водой и с трудом справляется с накатывающей тошнотой.
Дэн настойчиво стучит в дверь ванной, спрашивает, что случилось, просит открыть. Единственное, что может Том – выдавить чуть слышным голосом просьбу уйти и оставить его в покое. Дэн настаивает, пытается достучаться еще несколько раз, но, так ничего и не добившись, уходит. Том слышит, как хлопает входная дверь номера и, немного помедлив, выходит из своего убежища, закутавшись в халат, садится на край кровати и пытается осмыслить, что произошло.

Том пришел в себя и понял, что на ком-то лежит. На ком-то очень знакомом. Буквально слетев с распростертого под ним Дэна, он заметил на его животе следы своего позора и поспешил стереть их краем простыни. Оставшихся сил хватило, чтобы дернуть за концы лент, развязывая, и, со всей возможной скоростью, спрятаться в ванной.

Дэн едет в такси и думает, что же случилось, что пошло не так, что он сделал, почему Анна сбежала от него и спряталась в ванной, не пожелав даже попрощаться.
Том одевается, собирает вещи Анны, разбросанные по комнате, сдает портье ключ, берет клубную машину и отправляется домой, по пути принимая твердое решение избавиться от Анны раз и навсегда.

Дэн пока еще не знает, что эта ночь перевернет всю его жизнь.
Том даже не догадывается, к чему приведет его решение.

часть 4

Решив избавиться от Анны, Том перетряхивает всю квартиру, собирает вещи, стараясь ничего не оставлять. Берет короткий отпуск, всего пару дней, и едет в рыбацкий домик, чтобы и оттуда убрать любое свидетельство о ней. Анне нет больше места в жизни Тома. Том не хочет, не может больше выносить присутствие Анны. Она ему не нужна. Никогда не была нужна, просто он смирился с ней. Но то, что она натворила, переполнило чашу его терпения. На этом все. Том хочет остаться один, хочет получить свободу. Он игнорирует Анну, надеясь, что она сама уйдет, не желая пока применять более радикальные методы. Напрасные надежды.

Так просто сдаваться Анна не собирается. Напоминает о себе жестами, мыслями, записками, забытыми вещами. Манит сладкими, запретными мечтами, обещает исполнение желаний. Подсовывает воспоминания, фотографии, включает видео, тянется к телефону, чтобы позвонить Дэну или ответить на его звонок. Обнадеживает возможностью прощения.

Тому не помогает ничего. Ни вечеринки, ни девочки, с которыми у него все чаще случаются неудачи в сексе, ни работа, ни друзья, ни поездки на рыбалку с братом, ни уговоры Анны. Его грызет, мучает, выворачивает наизнанку чувство вины и страх. Он вязнет в них, как в липкой патоке, и сил на борьбу почти не остается. Только алкоголь помогает хоть как-то держаться.
Том пьет сначала перед сном, потому что тогда ему вообще ничего не снится. Потом сразу после работы, потому что тогда не приходят никакие мысли, кроме как добраться до квартиры и рухнуть, проваливаясь в забытье. Потом начинает утро с глотка скотча, потому что тогда появляются силы провести фотосессию или интервью и не сорваться. Потом Том уже совсем не расстается с фляжкой, ни днем, ни ночью. А потом даже алкоголь перестает помогать прятаться от себя, от Анны, от осознания ошибок, от Дэна, от всего мира, от любви.

Брат долго стучит в квартиру Тома, но, несмотря на горящий в окнах свет, ему никто не открывает. Тогда он решает воспользоваться ключом, который дал ему Том на всякий случай, и заходит в подозрительно тихую квартиру. Он довольно давно тут не был и его удивляет беспорядок, царящий в жилище аккуратиста-Тома: слой пыли, разбросанные вещи, пустые бутылки. Спертый воздух пропитан парами алкоголя и сигарет. Том обнаруживается в спальне, лежит на кровати и, кажется, не дышит.

Том окончательно приходит в сознание уже в больничной палате. Пищат какие-то приборы, в вену воткнута игла капельницы, во рту пустыня, в голове туман. Спустя несколько минут в палату входят медсестра и врач. Тому светят в глаза, берут анализы, осматривают, ставят укол и оставляют одного.
Следом за врачом в палате появляется брат: небритое изможденное лицо, синяки под глазами, мятая одежда, усталый голос. Сообщает, что скоро приедут родители, спрашивает, зачем Том это сделал.
А Том совершенно не помнит, почему и как он оказался в больнице и что такого сделал. Он всего лишь хотел убить Анну, он просто хотел покоя, избавления, возвращения своей обычной жизни. Брат смотрит ошарашенным взглядом, явно не понимая, кто такая Анна, за что Том хотел ее убить и почему тогда сам чуть не умер. Объяснять что-либо у Тома нет ни желания, ни сил, он проваливается в тяжелый сон, как в яму с нечистотами.
Когда Том снова открывает глаза, у его постели сидят плачущая мать и нахмуренный, враз постаревший отец. За их спинами стоят братья. Тому кажется, что все они, вся его семья, смотрят на него с осуждением, что теперь, узнав об Анне, они от него отвернутся и он, с тяжелым вздохом, вновь закрывает глаза, чтобы только не видеть на родных любимых лицах презрения. Вместо этого он совершенно неожиданно слышит слова поддержки, а единственное, за что его упрекают – он скрыл все от семьи, неужели он думал, что самые близкие люди его не поймут и отвергнут.

Через три дня, когда совершенно ясно, что жизни Тома ничего не угрожает, родители перевозят его в закрытый реабилитационный центр. И начинается длительное, мучительное лечение. Хотя, скорее всего, не лечение, а восстановление, узнавание, принятие самого себя.
Первое время Том хочет уйти, просит выпустить, утверждает, что он не сумасшедший, не алкоголик, что все произошло случайно, что он не планировал самоубийства, что во всем виновата Анна, что единственное, чего он хотел – избавиться от этой суки раз и навсегда. Захлебываясь словами, умоляюще, агрессивно, раз за разом он твердит одно и то же, мечтая только об одном – выпивке и покое. Но не получает ни того, ни другого. А выпить хочется нестерпимо, до дрожи в пальцах, до пересыхающей глотки, до кругов перед глазами.
В конце концов, Том замыкается в себе, молчит и категорически не идет на контакт с лечащим врачом. Том молчит неделю, другую, единственное, что от него можно услышать: ругательства в адрес персонала, проклятия и просьбы принести скотч.
Врач ставит его перед выбором: или Том начинает работать над собой, помогает сам себе, выполняет медицинские предписания, или его отпускают на все четыре стороны, но в итоге его ждет алкоголизм, помешательство и еще не одна попытка суицида. Жажда свободы так велика, что Том чуть было не поддается искушению согласиться на второй вариант, но остатки здравого смысла заставляют его взять сутки на размышление.

Том пускается в долгий путь познания и принятия себя, своей двойственной природы, которую он так долго и так усердно отрицал. Дорога длиной не в один месяц, а возможно, и год, которую сможет осилить только идущий вперед.
Постепенно Том перестает отторгать Анну, признавая ее как часть самого себя, сливаясь с ней в единое целое. Учится не контролировать ее, как делал раньше, а осознавать себя и решать самому, когда и кем он хочет быть – Томом или Анной. Кто встретится в следующий раз с врачом, кто пойдет на прогулку, кто отправится с родителями и братьями на речку, протекающую по территории клиники. Через какое-то, правда, довольно продолжительное, время, он перестает прятаться от друзей, которые приезжают его навестить.
В его гардеробе снова появляются женская одежда и обувь, косметика, парики, даже интимные игрушки. А в жизни появляется выбор, которого он сам себя лишал. Теперь он может быть Анной, оставаясь при этом Томом, помнить, осознавать свои поступки в любой своей форме.

Проходит несколько месяцев с тех пор, как Том попал в клинику, когда ему сообщают о приходе посетителя. Интересуясь, кто же к нему пришел, Том даже не подозревает, чье имя он услышит.
К этой встрече Том пока не готов и к гостю так и не выходит

часть 5

И на следующий день, и через неделю Дэн все еще думает о ночи с Анной, почему она прогнала его, не захотела видеть, ведь все было замечательно. Может, она обиделась, что он слишком быстро кончил, такое с ним случалось только в подростковом возрасте, но ему было слишком хорошо и необычно, чтобы продержаться дольше. Может, ей было с ним плохо. Может, может, может…

От мыслей спасает работа. Фотосессии, интервью, приглашения в различные передачи, съемки, перелет в Америку, репетиции, спектакли. За всей этой привычной суетой и круговертью мысли отступают, воспоминания и образы сглаживаются, отдаляются.
Теперь у Дэна есть постоянная девушка. Она милая, хорошая, понимающая. У нее нежные губы, приятные изгибы, мягкие поцелуи. Секс с ней неторопливый и уютный, как любимые разношенные тапочки. Пресный. Она обволакивает Дэна бархатистой ватой ласки. Иногда от этой нежности, мягкости, благости Дэн начинает задыхаться. Ему не хватает остроты, страсти, накала, всплеска эмоций. Анна не отпускает, не дает себя забыть.

Периодически Дэн бывает в Англии, созванивается с друзьями и коллегами по Поттериане, ходит на вечеринки. Вот только Тома он не видел уже давно. Том не звонит сам и не отвечает на звонки, не приходит на встречи. Дэн не понимает, чем он мог так обидеть его, ведь еще на премьере все было отлично. Странно, но когда Дэн вспоминает о Томе, в голове рядом с другом возникает образ Анны. Почему так происходит и что бы это значило, Дэн старается не задумываться.

В очередной приезд Дэна домой, друзья говорят, что Том начал пить, и пьет все больше и больше. Его карьере, похоже, скоро придет конец. Что случилось с Томом, что произошло в его жизни, что стало толчком к этому безумию - никто не знает. Дэну показывают последние фотографии Тома, обычные, случайные, а не постановочные, и он поражается синякам под глазами, безжизненному тусклому взгляду, усталому помятому лицу, небрежной замызганной одежде. Дэн решает выяснить сам, что стряслось с другом, пытается до него дозвониться, едет к нему на квартиру. Все бесполезно. Том как сквозь землю провалился.

Потом, в рамках промо-тура, Руп с Мэттью прилетают в Америку и, конечно же, Дэн с ними встречается. Слово за слово вспоминают прошлые дни, всплывает тема премьерной вечеринки в Лондоне. На телефоне Рупа оказывается видео запись и несколько фотографий. Неизвестно, каким образом, Анна тоже попадает в кадр и мелькает на видео, пусть и на заднем плане, нечетко, но Дэн ее узнает. Он скидывает все с телефона в ноутбук, снова и снова рассматривает фото и прокручивает запись, ища ответ на незаданный вопрос.
Наконец, Дэн рискует совместить фото Анны и Тома, и результат подтверждает то, что он видел, но не хотел признавать. Полумрак бара, практически полная темнота номера, нарушаемая лишь тусклым светом ночника, плотная повязка на глазах, привязанные руки, твердое тело, жесткие поцелуи, влага на животе, отказ Анны выйти на свет, встретиться лицом к лицу после секса – все обрело смысл. Словно кусочки мозаики встали на место и видна целая картинка. Анна - это и есть Том. Или Том это Анна? Дэн хочет знать зачем, почему, для чего Том это сделал. Зачем он переоделся в женщину? Почему переспал с ним? Для чего ему это было надо? Вопросы, сплошные вопросы и ни одного ответа. Дэн не может есть, спать, репетировать, работать.

И, как будто мало понимания, что Анна и Том одно лицо, Дэну надо разобраться в самом себе. Ведь он же не гей, его вполне устраивают отношения с девушками. Вернее, устраивали до того, как в его жизни промелькнуло чудо по имени Анна. Секс с ней был феерический, ни до, ни после, ни с одной девушкой Дэну не было так хорошо. Так к кому же его влечет: к загадочной Анне или к знакомому Тому? Дэн запутался.
Он вспоминает взгляды, случайные прикосновения, дружеские объятия, находя в них новый смысл, новые оттенки. Он признается сам себе, что иногда, в душе, перед внутренним взором мелькали картинки с участием парней, чаще всего, одного конкретного парня. И в такие дни оргазм был особенно сильным и сладким. Пусть Дэн и списывал раньше все на гормоны, продолжать дальнейший самообман нет смысла.

Дэн вылетает в Англию так быстро, как только позволяет напряженный график. И опять все то же: молчащий телефон и запертая дверь в квартиру. Но в это раз Дэн настроен как никогда серьезно и готов идти до конца в стремлении выяснить правду. Он отправляется в городок Доркинг в графстве Суррей, к родителям Тома. С огромным трудом вытягивает из них информацию о Томе, для чего, краснея и смущаясь, приходится рассказать о встрече с Анной, мысленно благодаря Бога, что не пришлось выдавать подробностей, и о своих догадках.
Шокированный, Дэн мчится в реабилитационный центр, в котором Том находится уже несколько месяцев, с надеждой поговорить и получить ответы на свои вопросы. Увы, его надеждам не суждено сбыться. Том отказался встретиться с ним.

Вернувшись в Америку, Дэн расстается со своей девушкой, предпочитая остаться один, и как следует все обдумать. Обдумывание завершается весьма нестандартно. Однажды с очередной акции в защиту прав членов ЛГБТ-сообщества Дэн уходит в компании парня, чем-то похожего на Тома. Последующая ночь сметает все оставшиеся сомнения, как опавшие листья. Лучше Дэну было только с Анной. Окончательное понимание своей бисексуальности, да еще и с предпочтением партнеров своего пола, проходит довольно гладко, тем более, что Дэн никогда не был гомофобом. В конце концов, какая разница, кто с тобой рядом, главное, чтобы рядом был именно тот, кто тебе нужен.

Когда в его квартире раздается звонок, Дэн, открывая дверь, даже не подозревает, что его ждет и просто застывает на пороге. Перед ним стоит Анна. Такая, какой он ее запомнил и, в то же время, другая. Теперь он видит не только Анну, но и Тома. Наконец, посторонившись, Дэн пропускает ее в квартиру, провожает в гостиную, приглашает присесть.
Анна нервничает, это видно по чуть вздрагивающим пальцам, крепко сжимающим сумочку, по прикушенной губе, по слегка нахмуренным бровям. Давая ей время собраться с силами, Дэн уходит на кухню варить кофе. Легкие шаги нарушают тишину квартиры, замеченное краем глаза движение привлекает внимание, Дэн оборачивается и практически сталкивается с Анной:
- Дэн, пожалуйста, позволь мне все объяснить…


***
….Том сидит в одиночестве у барной стойки и пьет свежевыжатый сок. Но на самом деле Том не один. Он никогда не бывает один. Всегда где-то рядом, когда совсем близко, когда на расстоянии телефонного звонка, есть Дэн. Понимающий, надежный, красивый, сильный, ласковый, добрый, любимый и любящий Дэн. Который смог простить, который помогает ему бороться с самим собой за самого себя. Который с равным удовольствием идет с Томом на крикет или с Анной в модный клуб. Который умеет брать, отдавая всего себя, целиком и полностью. Том еще не совсем здоров, ему требуется посещать два раза в месяц лечащего врача, но он верит, что с помощью Дэна, вместе, у них все получится.

ВСЁ!

@темы: Actors, Fanfiction, Harry Potter, NC-17, R, дэниел рэдклифф/том фелтон

Комментарии
2011-11-03 в 08:20 

Очень здорово. Отличное описание шизофрении, необычная история, необычный, но офигенный пейринг

URL
2011-11-03 в 09:33 

Моль белая
по моим венам течет лень ©
Гость, спасибо :flower: очень рада, что история понравилась :dance3:

2011-11-09 в 21:31 

MarchelloRi
- Ну ты ж у меня позитивище! - А ты - источник питания для моего позитива! - О! Тогда я - батарейка, а ты - лампочка Ильича…
Моль белая, мои аплодисменты! Настолько четко прописано состояние Тома... Верю, переживаю. Спасибо! Великолепная работа!!!!:hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:

2011-11-09 в 21:56 

Моль белая
по моим венам течет лень ©
MarchelloRi, спасибо большое за отзыв :red:
я безумно рада, что удалось передать состояние Тома и что Вам так понравилось :dance3:

     

RPS Fanfiction

главная