Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:00 

Annette_N
Пусть путь твой остается правильным и легким
Название: Не буди в Мэттью зверя
Автор: Annette_N
Бета: Эстет Тобиасович
Пейринг: Мэттью Льюис/том Фелтон
Рейтинг: NC-17
Жанр: RPS
Предупреждение: БДСМ, насилие, жестокость
Комментарии: фик написан вследствие рассматривания вот этих фотографий:






Честно говоря, Том невыносим.
Он может закатить истерику, если ему что-то не по нраву. Он поступает так, как ему вздумается, не считаясь с мнением Мэтта и не спрашивая у того разрешения, даже если дело касается непосредственно его любовника. Ревность – дело обычное, к этому Льюис уже почти привык. А еще Фелтон любит корчить из себя недотрогу, хотя кому как не Мэттью знать, как тот любит секс. Секс с Льюисом.
Своевольный, избалованный, самовлюбленный мальчишка.
Мэтта трудно разозлить, но и его терпение не безгранично. Иногда Льюису прямо-таки до дрожи в пальцах хочется врезать этому несносному парню, съездить ему по морде так, чтобы искры из глаз посыпались.

Фелтон прекрасно знает об этом.

А еще он знает, как Льюис смотрит на кадры с той фотосессии, где у него связаны руки и накрашены глаза.

Знает, иначе бы не предложил ему…такое.

Мэттью только-только приехал в Лондон и остановился у своих друзей. Оставив все дела на потом, он уже собирался завалиться спать, как у него настойчиво зазвонил мобильник. Увидев на экране номер, Мэтт удивился – Том редко когда звонил первым во время пребывания Льюиса в столице (хотя это совершенно не мешало ему вламываться в квартиру любовника без предупреждения).

- Мэтт, ты уже приехал?

- Да, дорогой.

- Отлично, заедь ко мне.

- Сейчас? Вообще-то, я в буквальном смысле только что приехал и устал.

- Да, сейчас! Это срочно. Все, жду, – и Фелтон повесил трубку.

Льюис скрипнул зубами и со всего размаху швырнул телефон на пол. Надоело! Он переходит уже все границы! Хорошо, сейчас он навестит Тома. Чтобы все-таки дать ему в челюсть.

Усталый и невыспавшийся, а потому еще более злой, Мэттью выскочил из дома и сел в машину. Ну, сейчас он ему покажет. Доплясался, милый.


***


Когда Мэтт добрался до дома Фелтона, раздражение уже немного прошло. Парень даже немного устыдился за свою несдержанность, однако образумить зарвавшегося любовника давно пора. Нужно просто поговорить и указать на то, что он не прав. И почему он раньше все это терпел?

Льюис несколько раз позвонил в дверь, однако открывать ему не спешили. Гость нажал кнопку звонка еще раз и почувствовал в кармане вибрацию мобильника. Том.

- Да?

- Не трезвонь как на пожар – открыто. Зайди и запри в дверь. И спускайся в подвал, – и все это таким надменным, приказным тоном, что Мэтт снова почувствовал, как начинает закипать. Он рывком открыл дверь, зашел и с громким стуком захлопнул ее. Прислонившись спиной к гладкому дереву двери, Льюис закрыл глаза и попытался успокоиться. Тщетно. Слишком долго Том выводил его из себя, слишком многое он себе позволял…

Мэттью, не раздеваясь, решительным шагом направился вниз, в подвал. Почему Фелтон позвал его именно туда?.. Любопытство слегка разбавляло негодование, бушевавшее в груди парня. Но Тома это вряд ли спасет.


***


В помещении царил полумрак, и поэтому Льюис не сразу разглядел…обстановку.

Такое ощущение, что он попал в какой-то бдсм-клуб… Голые стены, пол. С потолка свисают какие-то цепи. В дальнем углу Мэтт заприметил стол, на котором аккуратно были разложены, как понял Льюис, предметы для жестоких ролевых игр: плети, ремни… и прочая атрибутика, названий которой парень не знал, а о назначении смутно догадывался.

И посреди всего этого «великолепия» стоял Том.

Мэттью подошел ближе, оглядел любовника с ног до головы и сглотнул неожиданно ставшей тягучей слюну. Потому что Фелтон…Фелтон выглядел точь-в-точь, как на тех фотографиях: босой, в узких кожаных штанах с вставками «металлической» ткани, с обнаженным торсом и…да, глаза тоже накрашены. Их голубизна резко выделялась на фоне размалеванных черных век, и взгляд, казалось, пронизывал Льюиса насквозь, выявляя его весь спектр его чувств – недоумение, остатки злости, нерешительность и даже своего рода восхищение.

- Ты что, ограбил бдсм-отдел сексшопа? – хриплым голосом поинтересовался парень, кивком головы указывая на обстановку помещения.

- Что, нравится? Неплохо получилось, – растягивая слова, самодовольно отозвался Фелтон. Он отвернулся от сбитого с толку Мэтта и, заложив руки за спину, неторопливо начал прохаживаться по периметру подвала, оглядывая творение воображения и рук своих. Сейчас он более всего напоминал своего героя из фильмов о Гарри Потере – Драко Малфоя.

- Ну, знаешь… мне как-то не по себе. Я не сторонник насилия, пусть даже и для удовольствия.

Том презрительно посмотрел на Льюиса:

- Так и знал, что ты не оценишь. Куда уж тебе…мягкотелый ты мой.

Мэттью сжал кулаки. Он нарочно его достает? Парень не понимал, какого черта Фелтон тут разыгрывает, и это лишь усиливало злобу.
Наверное, все эти мысли отразились на его лице, потому что Том удовлетворенно хмыкнул и подошел вплотную:

- Ну, давай! Врежь мне! Ты ведь давно хочешь этого, Льюис? Давай, что же ты? Смотри, сколько всяких интересных приспособлений тебе в помощь, – и указал рукой на стол позади себя. Льюис лишь хмуро проследил взглядом в ту сторону и ничего не ответил. Вот, значит, к чему весь этот спектакль. Нет, он точно издевается… Как же это в его духе… урод.

Фелтон фыркнул:

- Ну, кто бы сомневался. И зачем я старался? Ты все равно этого не сделаешь.

Всегда, всегда попытки взять мужчин на «слабо» кончаются одинаково.

Он хочет узнать, сможет ли любовник поднять на него руку? Хорошо, узнает.

Льюис снял наконец свое пальто, не глядя отшвырнул его на пол и с самым решительным видом направился к заветному углу. Оглядев аккуратно разложенные атрибуты рискованных игр, он выбрал один из стеков – самое, на его взгляд, безобидное. Ибо решительность уже покинула его. Однако вида он не подал – еще чего не хватало. Парень резко взмахнул рукой – стек с небольшим свистом рассек воздух. Том снисходительно наблюдал за его действиями – все еще не верил, что Льюис решится.

Видимо, иммунитет к лицезрению этого наглого выражения лица у Мэттью иссяк. Сжав в руке кнут, он подошел прямо к Фелтону и, не раздумывая, хлестнул его по боку. Тот от неожиданности вскрикнул.

- Неужели? Наш добряк решил показать, что он мужик! – потирая ушибленное место, сказал он.

Внезапно Льюис вскинул свободную руку и сжал фелтоновское лицо:

- Все еще выпендриваешься? Ну, тогда ты это заслужил, – со злостью прошипел он и оттолкнул от себя любовника, однако тот сумел устоять на ногах.

И Мэтт начал наносить удары. Не в полную силу, нет. Не покалечить же он его хочет, в самом деле. Том сжимал зубы, шипел, но во взгляде его читался восторг – его игру приняли.

И вот тогда Мэттью разозлился окончательно.

Хлестнув со всего размаху еще пару раз, парень схватил свою жертву за плечо и отшвырнул к стене. Он уже занес было стек над головой, как заметил, что во взгляде Тома появился неподдельный страх. Этот взгляд как будто отрезвил его.
Стек сам выпал у него из рук. С трудом разжав инстинктивно сжавшиеся челюсти, несвершившийся палач отвернулся. «Я чуть не рассек ему лицо», – с ужасом думал Мэтт, – «я…»

На его плечи легли руки.

- Мэтт… – голос у Тома дрожал, – Мэтт, прости…

- За что? – горько усмехнулся тот, оборачиваясь, – это ведь я чуть не избил тебя.

- Но ведь это была моя идея. Я специально выводил тебя, настраивал, а сам струсил.

- Ничего, все в порядке, – Льюис погладил его по щеке.

Фелтон замотал головой и отстранился:

- Нет, не в порядке! Ты ведь все еще не удовлетворен – все, что накопилось, все раздражение – все это до сих пор в тебе. Так что…продолжай.

- Ни за что! – Мэтт замотал головой.

- Продолжай, я тебе говорю! Делай, все, что хочешь. Я в твоем распоряжении, – и Том приглашающе развел руки.

- Ты…ты уверен?

- Абсолютно.

Однако Мэттью в нерешительности переминался с ноги на ногу. Весь настрой уже куда-то ушел, а без него духу не хватит.

- Не знаешь, с чего начать? – улыбнулся любовник. Льюис кивнул. – Ну, может, хочешь связать меня, приковать?

- Вряд ли я этого действительно хочу, – парень недоверчиво посмотрел на конструкцию из цепей.

- Ну, давай тогда ограничимся руками. Возьми на столе – там веревка, наручники… А я пока буду снова доставать тебя, – хитро подмигнул Фелтон.

- Не выйдет – я теперь знаю, что это провокация, – ухмыльнулся в ответ Мэтт.


***


Ограничились веревкой. На самом деле, Мэтту и правда нравилось связывать запястья своей жертве этим черным эластичным шнуром. Вот нравилось ему – и все тут. А пока он прилаживал путы на запястьях, Фелтон все говорил под руку:

- Крепче затягивай. Еще! Ты что, узлы завязывать не умеешь? – и все опять этим капризным тоном.

«Актер хренов».

- Ну…кажется, готово, – Льюис отстранился и в нерешительности замер.

- Ну, и чего ты ждешь? Ударь меня! Ты ведь хочешь меня ударить, хочешь? Давай, вымещай на мне свою злость! Я ведь это заслужил – так ты, небось, думал? – подзуживал Том, – ударь!

И Льюис ударил. А потом еще раз. И еще.

Он вошел во вкус.

Стек полетел в сторону – теперь этого казалось мало. В ход пошла красивая, крепкая плеть. Она очень удобно легла на ладонь, и в воздухе разносился свист от взмахов.

Свист – удар. На коже появляются ровные красные полосы. Том лежит, скрючившись, на полу. Он периодически вскрикивает и вздрагивает при каждом ударе.

- Ну, ты этого хотел? Этого?! Получай, надменный сукин сын! – кричал Льюис, – как же ты меня достал своими выходками! Но ничего, теперь я буду отыгрываться!

- Прости, Мэтт, прости!

- Прощаю! И еще раз! И еще! – лицо Мэтта искажено гримасой.

Том закусил губу и дрожал всем телом. Кажется, он плакал.

- Что у тебя тут еще есть? Ммм, свечи? Хочешь романтики, мой дорогой? – его мучитель зажигает свечу, наклоняет ее и капает прозрачным воском на грудь, который моментально становится белым и застывает на коже.

- Горячо!

- Конечно, горячо! Ты ведь и сам у нас горячий парень, да, Томми? Такие сцены ревности устраиваешь – прямо мексиканские страсти!

Постепенно его запал иссяк.

Льюис выбился из сил. Он весь взмок. Тяжело дыша, парень отбросил в сторону все орудия пытки, поплелся в противоположную сторону комнату и в изнеможении сел у стены.

Наступившую тишину нарушали только редкие всхлипы Тома, которые он старательно пытался сдержать, и его тяжелое дыхание. Он с трудом поднялся на колени, помогая себе все еще связанными руками, и уселся у противоположной стены, не прикасаясь спиной к кирпичу.

Какое-то время они так и сидели. Царило гнетущее молчание.

Мэтт чувствовал себя опустошенным и выжатым. Не было сил ни на что – только сидеть вот так, закрыв глаза. По мере того, как способность мыслить адекватно возвращалась к нему, произошедшее все больше приводило в ужас. «Что на меня нашло?!» – в смятении думал он. Перед взором вспыхивали картины распластанного на полу Тома, его покалеченное тело, а в ушах все еще стоял свист от рассекающей воздух плетки. – «Неужели я способен на такую жестокость?..». Ненужный вопрос, потому что ответ был дан еще до него и красовался сейчас на коже Тома.

Тут Льюис услышал какое-то движение: открыв глаза, он увидел, как Том тяжело поднялся и медленно направился в его сторону. Наверное, чтобы руки развязать.

Фелтон опустился на колени перед своим недавним мучителем, однако вместо того, чтобы протянуть связанные запястья к рукам Мэттью, он положил их на пах любовника. И нерешительно начал поглаживать обеими ладонями. «Господи, какой может быть секс после всего этого?!» – изумился про себя Мэтт. Его организм, однако, считал по-другому – странное дело, но Льюис начал возбуждаться. От этой вполне естественной реакции своего тела парень пришел в еще большее смятение. Это…неправильно. Так нельзя. И неужели Фелтон не понимает этого? Почему он делает это?..
Мэттью попытался убрать ласкающие его руки. Юноша поднял на него голубые глаза. В них горело…желание, в этом Мэтт ошибиться не мог. Да, в определенные моменты этот взгляд у них был особенный. И Льюис сдался.
Почувствовав это и не встретив никаких возражений по поводу своих действий, Том удвоил старания. Расстегнув ширинку и отогнув край плавок, он высвободил член и несколько раз сильно провел по нему ладонями, чем окончательно привел его в нужное положение. Затем Фелтон наклонился и взял его в рот.

- Том… – только и смог выдохнуть Льюис. Уж что-что, а минет его любовник делал превосходно. – Может, все же развязать тебе руки?

Тот на секунду оторвался от своего занятия и замотал головой:

- Не хочу, – и снова принялся усердно ласкать льюисовский член. По правде сказать, выглядел он очень эротично, и Мэтту даже стало немного совестно, что он испытывает удовольствие от вида истерзанного тела любовника, от той неудобной позы, в которой тот находился, от его связанных рук и размазанной подводке на глазах. Ключевое слово - «удовольствие», поэтому Льюис окончательно расслабился и начал в полной мере получать его. А раз уж Фелтону так нравится быть в подчинении…

Парень запустил пальцы в волосы Тома, нажимая и направляя; тот с готовностью делал все, что от него хотели.

- Хороший мальчик, – хрипло прошептал Мэттью и сильнее нажал на двигающийся загривок – юноша впустил член глубже в горло и плотнее сжал губы. Одно наслаждение управлять этим присмиревшим засранцем!

Он кончил. Оргазм был такой же, как всегда, но это не делало его менее долгожданным и приятным. Том не выпускал его член, пока не проглотил все до последней капли.

- Нравится тебе, значит, подчиняться?

- Да…наверное…

Мэтт схватил его за волосы и с рычанием притянул к себе для поцелуя. Целовал его жадно, грубо, по-собственнически, Том с готовностью отвечал. Любовник переместился на свою излюбленную часть фелтоновского тела – чувствительную шею, оставляя на ней засосы.

- Ограничимся ответным минетом? – спросил он, перестав терзать нежную кожу.

- Нет… Не отлынивай от своих прямых обязанностей, негодный.

- Разве не я должен приказывать, согласно твоему сценарию?

- Ну так и накажи меня за неподчинение!

При упоминании о наказании лицо Мэттью изменилось. Он попытался отстраниться, но Том тотчас обхватил это лицо ладонями и горячо зашептал:

- Прости! Я не так выразился. Пожалуйста… я этого хочу. Очень.

Несколько секунд тот смотрел в лихорадочно блестящие глаза, а затем Льюис рывком поднял Фелтона и потащил к столу, на котором все еще оставалась большая часть бдсм-атрибутики. Однако вопреки тайным опасениям Тома (которому и так уже достаточно было пыток на сегодня), он свалил всю эту дребедень на пол и усадил парня на гладкую поверхность.

- Смазка здесь где-нибудь есть?

- Должна быть где-то там, – Фелтон указал на образовавшуюся груду предметов на полу. Мэтт выругался и принялся расшвыривать все эти вещи в стороны. Наконец он нашел заветный тюбик. А еще он нашел небольшой вибратор прелестного фиолетового цвета. Они никогда не пользовались такой игрушкой, но раз уж сегодня вечер открытий...

Юноша начал стаскивать со своей жертвы узкие кожаные штаны, освобождая напряженный, стоящий колом член – Тома несказанно возбудило то, что происходило до этого.

- О, да ты без белья, моя дорогой.

- И что? – вызывающе вздернул подбородок Том.

- И ничего. Все отлично. Так гораздо удобнее, – улыбка.

Выдавив на пальцы смазку*, он растер ее по поверхности вибратора и приставил его к входу Фелтона. Покружив возде него, медленно ввел в любовника кончик игрушки. Подождал. Нажал на кнопку. Вибратор приятно задрожал в его ладони. Том сразу напрягся, почти выталкивая из себя это волшебное устройство.

- О, Боже… – прошептал он, цепляясь пальцами за рубашку Мэтта.

Мэтт снова включил вибратор и ввел в Фелтона, заставив того застонать. Выглядело это невероятно эротично – эрекция последовала незамедлительно.

- Ну, до чего же ты медлииительный, – капризно протянул обладатель задницы.

- Не старайся, меня теперь этим не проймешь.

- Да мне без разницы! Давай уже! – тоном мученика отозвался любовник.

И, вняв мольбам, Мэттью дал. Точнее, взял. «Брать» было как всегда узко и горячо…

- Тебе не больно…вот так прижиматься…и вообще?

- Не знаю…нет… двигайся, черт возьми! Трахни меня, – шептал лежащий под Льюисом парень. На самом деле, ему несказанно нравилась эта роль, и он мог только радоваться, что в приготовленном для него ассортименте рискованных игрушек не оказалось ничего по-настоящему опасного. Видимо, у Фелтона все-таки есть инстинкт самосохранения. Как знать, как «топ» мог повести себя – он ведь и так не ведал, что творил, по-видимому, находясь в состоянии аффекта.

- Кричи, – приказал Льюис, с силой толкаясь вперед, – кричи, ты ведь хочешь…

И Том, не сдерживаясь, стонал, от боли, от наслаждения. Он дернул рукой, но тут же сжал ладонь в кулак и отвел обратно. Однако Мэтт заметил это движение, взял Тома за руку и накрыл ею его вздыбленный член.

- Ааах… – Фелтон начал бешено двигать рукой в такт телодвижениям любовника. Льюис размазывал по лицу любовника черную подводку, а тот с чувством прикусывал его пальцы. У Мэттью промелькнула мысль, что такого бешеного и страстного секса у них не было еще ни разу, а потом она растворилась в наступившей волне оргазме.

- Это было…невероятно – выдохнул Льюис и, не дав своему партнеру прийти в себя, с чувством приник к его хватающему воздух рту.


***


- А вот теперь я чувствую, что мне больно, - охнул Том и сполз на пол после неудачной попытки подняться со стола. Мэтт осторожно подхватил его, стараясь не касаться налившихся синяков, ожогов и кровоподтеков, за которые ему уже было стыдно.

- Ну…пойдем тебя мыть и залечивать… Прости, я ощутимо переусердствовал…

- Сам виноват, – Фелтон положил голову на грудь кающемуся мучителю, – доводил тебя до белого каления. Понимал же, что неправ, видел, как ты бесишься, но ничего не мог с собой поделать. Вот и поплатился, – хмыкнул он.

- Не скажу, что тебе очень уж не понравилось наказание. Может, тебя донести? – заботливо спросил Льюис.

- Вот еще! – возмущенно ответил покалеченный «ласками» и отстранился. – Я тебе что, девушка, чтобы на руках меня носить? Сам дойду, – и поковылял наверх по лестнице, приняв самый невозмутимый и гордый вид.

Девушка… Ну конечно! Льюис спрятал в лицо в ладонях и тихо засмеялся от осенившей его догадки.

Гордый Фелтон бесился от доминантной роли своего любовника – ведь это его же по большей части имели. Вот и пытался показать свою независимость этими идиотскими выходками. Дурачок. Кому он пытался доказать? Разве что себе.
Хотя сам же и выставил на обозрение сегодня свою любовь к подчинению.
Конечно, ощущения были непередаваемые, адреналин так и бурлил в крови. Льюис был рад, что смог наконец снять накопившееся напряжение и раздражение, отыграться за нанесенные обиды и увидеть искреннее раскаяние виновного во всем этом Тома. Однако… повторить подобный опыт он не согласился бы ни за что. Чувство вины за причиненные его любимому страдания не давало покоя. Все пережитые ощущения тускнели по сравнению с гложущим сердце стыдом.

Мэттью решил, что будет почаще давать «доступ к телу» – пусть Том хоть в эти разы будет тешить себя мыслью, что они на равных. И тогда, как говорится, и Льюисы «сыты», и Фелтоны довольны и ведут себя прилично. Удовлетворенный этой мыслью, Мэтт отправился в ванную – играть роль колдомедика. Ибо только магия может быстро залечить раны Тома, а Мэтью – помочь справится с пережитым стрессом и стыдом...

Юмор комментарий автора:

* на заветном тюбике фирмы "Снейп и Ко" была надпись "Тупо смазка. Скольжение".
Ибо главный главнюк фирмы ненавидит "фруктовые" смазки хD

@темы: мэттью льюис/том фелтон, NC-17, Harry Potter, Fanfiction, Actors

Комментарии
2012-10-21 в 17:53 

А почему такое?!

URL
2012-10-21 в 22:08 

Annette_N
Пусть путь твой остается правильным и легким
вдохновению не прикажешь х)

   

RPS Fanfiction

главная