01:00 

RPS по Тому Хидлстону

Maria20092
Название: Рецепт успеха - 2
Автор: Maria20092
Бета: Fix Finder
Фандом: RPF (фик о реальных людях), Tom Hiddleston, Loki, Мстители (кроссовер)
Пейринг: Крис Хэмсворт/Том Хиддлстон
Рейтинг: NC-17
Жанр: Драма, мистика
Тип: слеш
Размер: Макси
Статус: Закончен
Аннотация: Что это? Расстройство личности?
Предупреждения: AU, ООС, мат, на биографичность не претендую.
От автора: Сиквел к Рецепту успеха maria20092.diary.ru/p194896678.htm.

Глава 1
За окном хмурилось небо. Душно и тяжело пахло свежими лилиями. Приглушенные голоса собравшихся. Тошнотворное чувство стыда и безнадежности. Со стороны могло показаться, что тут проходят поминки. Но нет. Это был крупный праздник рождения маленькой Индии Роуз Хэмсворт. Еле слышная музыка и тихие голоса - чтобы не разбудить маленького ребенка. Цветы были принесены в подарок счастливой матери.
Эльза сегодня была прекрасна. Дело было не в безупречном макияже или платье от ведущего дизайнера, а в сияющих, счастливых глазах. От полученных комплиментов розовели щеки, а с ярко накрашенных губ не сходила улыбка. Ее кроткий и полный нежности взгляд был направлен на мирно посапывающего в руках ребенка. Муж по-хозяйски покровительственно обнимал ее за плечи, немного горделиво поглядывая на гостей. Весь его вид говорил: «Вот он я - идеальный муж и счастливый отец». Длинное, светлое платье, чуть располневшей за время беременности Эльзы, немного свисающее белоснежное одеяльце Индии, крепкие объятия сильных рук Криса и нежный, влюбленный взгляд счастливых родителей - картина под названием «Счастливое семейство».
Гости негромко разговаривали, подходили, поздравляли, дарили цветы и подарки, желали много счастья - им и их дочери. Том не понимал, почему его пригласили, ведь почти все собравшиеся были родственниками Криса или Эльзы. Крис почти не смотрел в его сторону, Эльза немного натянуто улыбалась ему, из гостей он почти никого не знал. Поэтому Том вот уже почти час стоял в одиночестве и пытался понять, что он здесь делает.
Так уж случилось. Так уж случилось, что он спал с Крисом задолго до его женитьбы на Эльзе. Продолжил и после женитьбы. Рождество было ИХ время, своеобразное таинство их знакомства. Тогда они стали не просто любовниками, а коллегами, партнерами, друзьями.
Чаще всего Крис появлялся у него на пороге, когда чувствовал себя одиноко, неуверенно или же с женой поругается. А Том всегда принимал, поил коллекционным виски, убеждал, уговаривал, успокаивал, а потом покорно подставлялся под жадные руки и голодные поцелуи.
Так уж случилось, что они иногда встречались. Наверное, только ради секса. Или нет. Было ещё что-то. Когда Крису становилось скучно, грустно или одиноко, он вспоминал о Томе.
Крис всегда знал, что Том его любит. Тихо, ненавязчиво. Интересуется делами, здоровьем, рад рассказать свои новости. Если Крис давно о нём не вспоминал, Том писал смс или другим образом интересовался, всё ли в порядке. Однако, слишком корректный и воспитанный, никогда не надоедал и не настаивал. На предложения о встрече, почти всегда с радостью отвечал согласием. Исключение одно - если он и правда не может.
Самое поганое было то, что Крис у Тома был единственный. Крис это знал.
Том слушал Криса предельно внимательно, ловил каждое слово. Бывало, что немного выпив, Крис, в приливе страсти, в момент близости скажет что-то отличное от "хорошо", "здорово", "классно"... Например, "люблю". Но Том всегда всё понимал. Кто бы знал, как ему это надоело. Но никогда не напоминал и не упрекал. Толку то. Крис все равно в очередной раз сбежит. К жене.
Так уж случилось, что Том единственный, кто знал о Крисе все. Работы, любимые места, сауны, бары. Любимую музыку, парфюм, любимый цвет, животных и так далее. Они были знакомы уже довольно давно, и скрывать от Тома эти вещи вроде как не было смысла.
Временами Крис спрашивал: "А может бросить всё и уйти к тебе? Может так будет лучше?!". И ждал, что Том объяснит ему, что нет, не будет. И Том не разочаровывал. И всё оставалось так, как было.
Теперь родилась Индия. Тому казалось кощунством, продолжать эти их ... «встречи». Дальше так продолжаться не могло.
По правде говоря, Том одиноко прятался в углу не от незнакомых людей, а от проницательного взгляда Эльзы. По-хорошему, нужно было прекратить их с Крисом встречи. Но как выстраивать свою жизнь совсем без него, Том не представлял.
Том отчаянно нуждался в совете, но не знал никого, кто мог его дать.
Внезапно тяжелая рука опустилась на плечо. Том вздрогнул. Тут же почувствовал знакомый парфюм и успокоился. Крис, наконец, отвлекся от любимой женушки.
- Эльза пошла укладывать Индию, - Крис повел его куда-то, - хочу с тобой поговорить.
Том пожал плечами. Поговорить, так поговорить. Они миновали заполненную людьми гостиную, кухню, прошли к выходу на задний двор, вышли в небольшой коридорчик. Дверь тихонько скрипнула, закрываясь. Но не успела она коснуться косяка, как Тома толкнули к стене.
Крис прижал его всем телом, беспорядочно целуя губы, скулы, шею. Слегка растрепанный, с блестящими шалыми глазами, привычными сильными руками, сводящий с ума своим запахом.
Мысленно наплевав на все можно или нельзя, Том цеплялся за его плечи, скользил пальцами по бугрящимся мышцам, прижимался бедрами. Слизывал вкус Криса со своих губ, терялся в ласках и поцелуях.
Их секс оставался таким же страстным, как и в первую их ночь.
- Господи, как я счастлив! - жарко прошептал Крис, расстегивая рубашку Тома. - У меня есть ребенок. С ума сойти.
Том помотал головой, разгоняя марево возбуждения. Отогнал настырную руку Криса от своей рубашки и застегнул пуговицы обратно.
- Нам действительно нужно поговорить, - теперь руки Тома не притягивали мощное горячее тело к себе, а наоборот отталкивали. Не давали приблизиться к нему, но упрямые пальцы все равно крепко держались за футболку.
- Что-то случилось? - обеспокоенно спросил Крис.
- Приходи завтра ко мне. Нам действительно нужно поговорить.
Крис, прищурившись, внимательно на него смотрел. Но рук с задницы Тома так и не убрал. Том продолжал в наглую прижиматься к бедрам Криса, и тихо молился, чтобы тот не уходил.
Крис как то неловко, неуверенно поцеловал его в губы. Том не стал отвечать. Крис глубоко вдохнул и отпустил Тома. После обжигающих объятий показалось немного холодно.
- Завтра, в полдень, - Крис направился к двери, но остановился, едва коснувшись ручки, - я приду.
Вышел за дверь, оставив Тома одного в полутемном коридоре перед выходом на задний двор. Постояв с минуту, приведя себя в порядок, Том покинул помещение и снова занял свой одинокий угол.
***
В гостиной было немного жарко. Высокий мужчина, с седыми прядками в темных волосах, слегка ослабил тугой угол галстука. Только слегка - если жена увидит - упреков не оберешься. Ему хотелось покурить и еще выйти на воздух. Извинившись, отец Эльзы, хозяйки дома, отправился на поиски «черного входа».
Он нашел его довольно быстро. На мгновение ему показалось за дверью какие-то голоса. Положил руку на исписанную странными знаками ручку двери. Потянул. Заперто. Прислушался. За дверью было тихо. Попробовал открыть еще раз. Закрыто. Странно, что дверь заперли. «Черный вход» вообще редко закрывают. Даже замок не вставляют.
Мужчина развернулся и направился на поиски дочери и хозяйки дома. С самой обыкновенной дверной ручки медленно исчезала колдовская руническая вязь.

Глава 2
Возвращаться в гостиницу пришлось под проливным дождем. Расплатившись с таксистом, Том бегом пересек двор и вбежал по ступенькам. Около входа его уже ждали. Его горничная - юная девушка, она мило краснела каждый раз, когда сталкивалась с ним взглядом.
Когда он только приехал, она проводила его в номер и отдала карту-ключ. На следующий день расхрабрилась и, запинаясь и краснея, попросила автограф. Одна из его фанаток. Она была вежлива и предупредительна до крайности. Даже теперь, она встречала его у дверей.
- Добрый вечер, мистер Хидлстон, - она накинула ему на влажные от дождя плечи большое махровое полотенце.
- Спасибо, - Том посмотрел на бейджик, - Лидия.
Щеки девушки процвели свекольным румянцем.
- Пойдемте, я провожу вас в номер.
Актер вошел в лифт, следом вошла горничная и нажала кнопку этажа. Двери бесшумно закрылись. Кабина легко оторвалась от пола и плавно пошла вверх.
От нечего делать, Том разглядывал горничную. Миниатюрная, маленького роста - она походила на подростка. На взгляд, лет ей было чуть за двадцать. Темные прямые волосы, маленький носик, карие глаза - очень хорошенькая. Тонкие, яркие губы девушки слега приоткрылись при вдохе. Тому подумалось, а если вот взять, да и ..., и отбросил эту мысль, как самую дурацкую.
Горничная подняла густо накрашенные ресницы и столкнулась с изучающим ее взглядом зеленых глаз. Густо покраснела и снова уставилась в пол.
- Простите, - Том широко улыбался, вкладывая все свое очарование. Он опять забыл, как ее зовут. - Вы прекрасно выглядите сегодня.
- Спасибо, - румянец щек мог соперничать с цветом ее помады. Она подняла глаза и посмотрела на него с какой-то отчаянной надеждой.
Том шагнул вперед, сокращая расстояние. Теперь он почти прижимал ее к стене лифта. Она откинула голову, приоткрыла пухлые губы, распахнула большие глаза. Казалось, что она ждет чего-то от Тома, ждет, и сама не верит. Том наклонился к ней поближе. В нос ударил приторный запах цветочных духов. Том едва не поморщился. Девушка смотрела на него распахнутыми глазами, судорожно дышала сквозь приоткрытые губы. Том склонился к самым ее губам. Ресницы девушки томно опустились.
- Зайдите ко мне в номер, - он невесомо провел пальцами по худой щечке, - хочу вам что-то показать.
Кабина прекратила движение, со звонком разъехались двери. Том столкнулся взглядом с собственным отражением в зеркале. Его глаза ярко светились зеленым цветом. Том уже привык, что его глаза непроизвольно меняли свой цвет, но иногда цвет был слишком насыщенным и ярким. Это немного пугало. Отражение в зеркале ухмыльнулось. Том пожал плечами и вышел из лифта первым и, не оглядываясь, пошел к своему номеру. В холе споткнулся об угол ковра и пребольно ударился локтем об косяк.
Через минуту, услышал за спиной неуверенные шаги своей горничной. Ключ-карточка была у нее. Она шла как будто бы во сне. Пустые глаза и какое-то ошалело - счастливое выражение лица. Шла она не уверено, казалось, что ноги ее сейчас подогнуться и она упадет. Очень медленно она провела карточкой по замку. Дверь открылась.
Том галантно попридержал дверь, пропуская даму вперед.
- Пойдемте, - Тома уже начал нервировать этот бездумный взгляд и медленные движения. Нестерпимо хотелось пощелкать пальцами перед ее носом, что бы она проснулась, наконец.
Он провел ее в ванную. Задел стукнутым локтем об край душевой кабины, потер ударенное место и остановился перед аккуратно расправленным вчерашним полотенцем.
- Я не доволен сменой белья в номере, - холодно начал он. - Я плачу за номер достаточно, чтобы полотенца менялись каждый день. Если вы не пересмотрите свое отношение к своей работе, боюсь, я буду вынужден пожаловаться управляющему.
Глаза девушки начали приобретать признаки разума. Том наблюдал, как ее щеки сначала побледнели до белизны кафеля, потом налились краской. В глазах заблестели слезы.
- Да сэр. Простите, мистер Хидлстон, - голосок горничной задрожал. - Сейчас все будет сделано.
Горничная почти бегом бросилась вон из номера. Через мгновение чистое белое полотенце висело на вешалке.
- Доброй ночи, мистер Хидлстон, - голосок дрожал, а глаза наливались слезами.
Горничная бесшумно закрыла за собой дверь.
Том помотал головой. Куда это он шел? Забыл. Вроде только что зашел в лифт, потом видимо задумался и вот, уже в номере. Вредно так много думать. Локоть ныл как от удара. Опять обо что-то задел и не заметил. Он стоял около ванной. Наверное, шел в душ.
Смыв с себя дневную грязь, он обнаружил, что его полотенце сменили. Он предпочел, чтобы его не меняли - он ненавидел запах гостиничного дезинфицирующего раствора. После первого использования полотенца, этот запах становиться менее заметным. К тому же, раз использованное, оно казалось мягче и роднее.
Том без сил повалился на кровать. Завтра ему предстоял непростой разговор с Крисом. А к вечеру - тяжелый перелет через океан. Он заснул, наверное, раньше, чем голова коснулась подушки.
Опять «этот» сон. Том знал такие сны. Тяжелые, мутные, их невозможно было сбросить. Они не давали выспаться, и от них всегда раскалывалась голова. Что было в этих снах, Том не помнил. Ни лиц, ни действий, ни смыла не запоминал, только на утро оставалось душное и тяжелое чувство разбитости.
«Этот» сон Том узнал сразу. Поняв, что проснуться не получиться, он расслабился и смирился с неизбежным.
Густой белесый туман вокруг. Под ногами туман, над головой туман, между пальцами. Густой как кисель, белый как молоко, Том видел только его, дышал им. Он стелился под ногами, забивался в горло, мешая дышать. Том сделал несколько шагов вперед. Ничего не произошло. Внутри стала нарастать паника. Том побежал. В никуда. Ничего не изменилось, только добавилось ощущение бега и сбилось дыхание. Ему показалось, что белесый туман движется вместе с ним. Том остановился. Перед ним, прямо из тумана показалась рука. Бледная кисть с длинными тонкими пальцами, темно-зеленый рукав с золотым наручем. Кто-то протягивал ему руку помощи.
Том не медля схватил протянутые пальцы. И чуть не вскрикнул - пальцы были ледяные. Протянутая рука сжалась с невероятной силой и резко дернула его прочь из этого тумана. Потеряв равновесие, Том сделал шаг вперед и оказался в знакомой комнате. Он мог бы поклясться, что уже был здесь. Яркий белый свет, хотя не видно ни одной лампочки. Вместо стен - сплошной белесый туман. Никакого намека на окна или двери. Прямо перед ним стоял знакомый мужчина. Он много раз видел его в своих снах, но проснувшись, так и не мог вспомнить его лицо.
Худой и высокий, с длинными черными волосами, убранными назад, в костюме из зеленой кожи и золотыми доспехами, с презрительной ледяной улыбкой и невероятно яркими зелеными глазами - знакомый до последней черточки. Ощущение силы окутывающей его было почти родным. Теперь Том понял, что испытывал это ощущение постоянно. Например, когда внезапно глаза меняли цвет, когда без всякой усталости работал сутками напролет, когда неосознанно злился, сам не зная на что. Реже, когда разговаривал с кем-либо, смотрелся в зеркало, занимался сексом. Абсолютно всегда, когда играл роль Локи или общался с фанатами. Теперь он удивлялся, как он мог раньше этого не замечать.
- Спасибо, - Том немного замялся, не зная как обратиться к этому... знакомому.
Тот ехидно прищурившись, смотрел на него, скрестив руки на груди. У Тома возникло мимолетное ощущение дежавю, и в памяти всплыл обрывок давно забытого разговора. «А вы Бог? - мужчина поднял голову. - Бог, - согласился он и захлопнул книгу».
- Сколько можно об меня вытирать ноги? - взгляд Бога стал жестоким.
- Эээ, - Том растерялся, не зная, что сказать.
- Я тебя предупреждал, что ты - это я.
- Правда? - Том не хотел, чтобы его вопрос прозвучал так по-детски.
Бог тяжело вздохнул и расцепил руки. Хмурая морщинка на переносице исчезла, гневно сжатые в полоску губы расслабились.
- Почему ты позволяешь себя использовать? - теперь его голос звучал немного мягче, а не так, что хотелось втянуть голову в плечи. - Сначала всякие разные продюсеры со своими отказами. Потом этот твой Джон имел тебя как хотел. Понравилось, да?
Том подавлено уставился в пустоту и отрицательно покачал головой.
- Из тех, с кем ты работаешь, никто ничего не сделал для тебя. Зато, ты помогаешь всем. Не надоело? Чем занимается твой разлюбезный продюсер, вообще не понятно.
Том обижено вскинулся.
Бог ехидно приподнял темную бровь.
- Где высокооплачиваемые роли в кассовых фильмах? - спросил он с убийственной иронией.
- Люк работает, старается. Не его вина, что нет пока хороших ролей. Надо довольствоваться тем, что есть.
Бог прищурился. Острые морщинки разбежались из уголков его глаз. Губы презрительно искривились.
- Даже твой собственный любовник ни во что тебя не ставит.
- Но Крис, он... - тяжелая обида за самого близкого человека всколыхнулась и осела на языке горьким привкусом.
- Итак, - Бог повел рукой, и Том больше не смог сказать не слова, - подведем итог: тебя никто не уважает и не ценит. Зачем они тебе?
- Это не правда! - возмутился Том. - Крису я нужен. Он меня любит и ценит.
- Я смотрю, вы со своей свободой тут распустились совсем! - от Бога повеяло такой сминающей волю мощью, что Тому стало страшно. - Трахать сразу двоих - это у вас в порядке вещей. Да?
Тому нестерпимо хотелось спрятаться куда-нибудь.
- Жалкий человечишка, - зеленые глаза полыхнули яростью, - никак ты не поймешь, что Хемсворт никогда не бросит свою жену и ребенка, - громовой голос бога раздавался со всех сторон: - Виндзор никогда не обеспечит хорошие роли, твои сестры тобой заинтересуются, когда у тебя будет банковский счет с шестью нулями, а крутым продюсерам станешь нужен, когда будешь из себя что-то представлять. Пока же ты жалкая, грязная подстилка!
Тома рывком вышвырнуло из сна.
Он сел на кровати. Тело было покрыто холодным потом. Мужчина глубоко вздохнул, успокаиваясь, но тут же из носа потоком хлынула кровь. Запрокинув голову, Том направился в ванную. Через минуту вернулся, прижимая к переносице край мокрого полотенца.
Что ему такого приснилось? Он не помнил. Напряг память. Ему удалось выудить одну фразу: «Ты жалкая, грязная подстилка!». Наверное, Джон приснился, подумал Том, снова забираясь под одеяло.

Глава 3
Утро выдалось сумбурным. Не успел он проснуться, как принесли завтрак. Официант - американец, по-хамски долго, молчаливо стоял около стола, выпрашивая чаевые. Тому пришлось встать, найти вчерашние штаны, откопать из них бумажник. К тому же мелких денег у него не оказалось - все вчера таксисту отдал. Пришлось давать крупные чаевые.
Пока расплачивался с официантом, ему пришло сообщение на телефон. Отбросив бумажник на не заправленную кровать, Том схватился за телефон. Новых сообщений не было. Глюки какие-то, - решил Том, - телефон пора менять.
Второе сообщение пришло, пока Том был в душе. Едва заслышав мелодию, он так и выскочил оттуда мокрый, без полотенца. Еще не стихла мелодия, как он добрался до телефона. Стоило взять его в руки, мелодия стихла, не закончившись. Нового сообщения опять не было. - Выброшу и куплю новый! - недовольно пообещал он телефону.
Нормально позавтракать ему тоже не довелось. Звонил агент.
- Добрый вечер, Том, - голос Люка был довольным.
- Добрый, Люк. Хотя, ты знаешь, у нас только еще утро!
- А, да. Том, когда ты вернешься в Англию?
- Я вылетаю сегодня вечером, по местному времени, - Том хмуро поглядывал на остывающий чай.
Люк, ненадолго замолчал, видимо подсчитывая время.
- Хорошо. Мне нужно, чтобы ты посмотрел предложения о съемках и нескольких театральных постановок.
- Сколько? - Том уже смирился с тем, что будет доедать свой завтрак холодным.
- Ну, - Виндзор замялся. - Восемь - десять фильмов и двенадцать - пятнадцать постановок.
- Послушай, Люк. Это очень много. Там есть что-нибудь действительно стоящее? - Том нервно крутил в пальцах ложку.
- По-моему, ты совсем загордился, - тон у агента был обиженный. - В другие времена ты был бы рад и этому.
- В те времена у меня не было подобной популярности, - многострадальная ложка выпала у него из пальцев и улетела под стол. - Я должен поддерживать свой статус - а не ронять на прежний уровень. Иначе, я потеряю все, чего достиг.
- Том, успокойся. У тебя еще длительный контракт на съемки Тора 2 и Тора 3, - агент понемногу начинал злиться.
- Все равно, я тебя прошу больше не брать никаких театральных постановок и дешевых сериалов. Все, что от тебя требуется, предлагать мою кандидатуру в высокобюджетных проектах, - от неосторожного движения рукой упала солонка.
- На самом деле, - Люк выдержал паузу, как будто не решаясь сказать, - я думаю, что тебе нужен другой агент.
- Я тоже так думаю, Люк.
Виндзор положил трубку. Том тупо смотрел на телефон, из которого шли короткие, частые гудки. Ну вот, теперь еще и с Люком зачем-то поругался. С агентом ругаться - последнее дело. Хотя, и правда, больше половины предложений и сценариев можно было смело выбросить в мусор. А он тратил на них все редкие минуты своего отдыха, выискивая интересные идеи. И почему он раньше молчал?
Есть что-то расхотелось. Том отставил в сторону остывший завтрак и пошел собираться.
До полудня ему удалось сделать много дел. Том расплатился за гостиницу, вызвал такси к назначенному времени, почти целый час убил на поиски зашвырнутого бумажника, найдя его на постели, завернутым в пододеяльник, начал собирать вещи. Он уже почти собрал чемодан, как в дверь постучали.
На пороге стоял Крис Хемсворт - собственной неповторимой персоной. Он улыбался так широко, что казалось, вместо солнца освещал холл. Светло-голубая футболка оттеняла глубокую синеву глаз. Светлые волосы были приглажены на затылок, а однодневная щетина придала ему обалденный, раздолбайски-американский вид.
- Привет, заходи, - Том впустил его в номер и закрыл дверь на замок, - нам нужно обсудить наши дальнейшие...
Не успел он договорить, как Крис набросился на его губы, сминая их в жесткой пародии на поцелуй.
Том вдохнул знакомый, возбуждающий запах и тут же напрочь забыл, что он хотел сказать. Широкие, жадные руки шарили по телу, рывками сдирали одежду. Крис, тяжело навалившись, прижимал его к стене, сквозь ткань джинсов терся возбужденным членом. Жадный, голодный взгляд любовника притягивал, не позволял оторваться, остановиться.
Том, словно заразился его безумием: цепко хватал руками, вжимался бедрами и целовал куда придется. Мозолистые пальцы прошлись по груди, сильно сжали соски. Адская смесь возбуждения и легкой боли. Том запрокинул голову, жадно хватая воздух пересохшими губами.
Крис поцелуями прокладывал влажную дорожку вниз по его телу. Руки рвали пряжку ремня.
Мышцы живота сокращались под быстрыми поцелуями-укусами. Том обалдел от мысли, что любовник захотел сделать минет.
За все годы их «постельного знакомства», Крис ни разу не делал попыток к оральному сексу. Вообще предпочитал не прикасаться к члену Тома. Максимум, на что он был способен - только на грубоватые ласки, доводя до оргазма. Том считал минет практически необходимой прелюдией к сексу. Каждый раз, обхватывая член Криса губами, Том наблюдал, как Крис расслабляется, позволяет делать все что угодно. Сам Крис никогда не пробовал доставлять удовольствие таким образом. А сейчас, кажется, собрался.
Сейчас возбужденный член находился в сантиметре от его губ. Том чувствовал его дыхание, сходил с ума от ожидания. И Крис, глубоко вдохнул и, словно решился.
Том почувствовал неуверенное прикосновение губ Криса, вздрогнул как удара, руки сами потянулись к его волосам. Крис не позволил. Обхватил его запястья, рывком прижал к стене, так, что костяшки стукнулись о бетон.
Теперь партнер чувствовал себя увереннее. Ласково и жадно проходил языком по всей длине, посасывал головку, и сильно прижимал руки Тома к стене.
Том непроизвольно выгибался, проталкивался в горячий рот, запрокидывал голову, давя глухие хриплые стоны. «Жалкая, грязная подстилка!» - всплыли в голове злые, обидные слова. Но он даже был с ними согласен. Сейчас он готов быть для любовника шлюхой, подстилкой, только, чтобы это не заканчивалось.
Крис рывком поднялся, впиваясь в шею острыми поцелуями. Быстро развернул Тома лицом к стене, заставляя прогнуться, сдергивая вниз белье.
За спиной звякнула пряжка ремня. Том понял, что его сейчас трахнут прямо так, стоя у стены, как нетерпеливого подростка. Кажется, он сошел с ума от этой мысли и был согласен уже на все, лишь бы быстрее. Сам прогнулся, вжимаясь ягодицами в напряженный член, прижался щекой к холодной стене.
Крис не спешил. Неспешно захрустел фольгой за спиной. Проводил членом, терся, дразнил. Терпение иссякло уже давно, Том старался сам поймать, заставить проникнуть внутрь. Крис не позволял. Дразня, нажимал и продолжал эту медленную пытку. Сдерживать стоны уже не осталось сил.
- Давай же, - хрипло попросил Том, оборачиваясь. Глубокие глаза Криса были полны жадности, нежности, возбуждения. Том потянулся к нему, напрашиваясь на поцелуй. Крис ответил. Ненадолго прижался к его губам.
Кончик члена, наконец, уперся туда, куда надо и немного проник внутрь. Том сжал его сильно внутри, и Крис сорвался. Сильным, глубоким движением вошел внутрь и замер, легонько вздрагивая от тесноты.
Мышцы расслабиться не успели. Было больно. Том судорожно вцепился в стену, пережидая.
Любовник ждал не долго. Болезненно, неотвратимо двинулся глубже. Крепко, до синяков, сжал его бедра и начал вколачиваться, набирая темп.
Растянутые мышцы еще немного болели, но Тому уже было все равно. Но хотел больше, глубже, дальше. Череда глубоких, яростных толчков, разбудила острое удовольствие, потекшее по спине. Том прогибался сильнее, силясь поймать, почувствовать больше, ярче. Внезапно все прекратилось. Том обижено хныкнул. И тут же почувствовал горячие, нежные губы Криса на шее.
Нежно подталкивая в спину, он стал теснить его к кровати. Том торопливо шел, путаясь в так и не снятых штанах. Наклониться, снять - разорвать нежные поцелуи на шее - было выше его сил.
До кровати он не дошел совсем немного. Запутался в свисающих штанинах и рухнул на колени, прямо перед кроватью. Любовник не дал ему подняться. Набросился сверху, прижал его к покрывалу, шире раздвинул ноги и вогнал член внутрь, сходу набирая темп.
Удовольствие снова ударило в голову, потекло по позвоночнику, натянуло нервы. Судорожные пальцы хватали покрывало, сминали, тянули на себя. С каждым резким толчком, болезненно чувствительный член задевал покрывало. И удовольствие, волнами гуляющее по позвоночнику, скопилось в пояснице и обжигающей волной скатилось по члену.
Партнер продолжал судорожно двигаться, выдавливая остатки удовольствия, и через мгновение взорвался сам. До боли впился пальцами в бока, хрипло выдохнул и тяжело навалился сверху.
Идти в душ сил не было. Том кое-как поднялся на дрожащих ногах, отпихнул в сторону штаны, взобрался на постель, прямо на покрывало. И улегся расслабляясь. Рядом с ним тяжело дыша улегся Крис. Стянул презерватив и нежно, расслаблено поцеловал любовника в губы.
Том только сейчас заметил, что Крис так и не соизволил раздеться. По-быстрому трахнул не раздеваясь - как шлюху. И, по-обыкновению, сейчас уйдет. Том чувствовал себя грязным, использованным. Неимоверно захотелось в душ.
- Ты куда? - немного сонно спросил Крис.
Том пожал плечами.
- В душ. Не уходи пока. Я собирался поговорить.
-Может, ты не пойдешь в душ, и мы продолжим? - Крис поднялся, призывно улыбаясь.
Том замер на пороге ванной и резко развернулся.
- Нет, не продолжим. И вообще больше никогда не будем.
- Почему? - вид у Криса был ошарашенный.
- У тебя жена и ребенок, - напомнил Том.
- И что? Раньше тебе это не мешало, - Крис поднялся, застегивая брюки.
- Раньше у тебя не было ребенка, - Том прислонился лбом к косяку. - Мне стыдно смотреть в глаза твоей жене. Я чувствую себя дешевой шлюхой рядом с тобой.
- Я никогда не считал тебя шлюхой, - тихо проговорил Крис.
Том сердито блеснул зелеными глазами.
- Да, а это как называется? - Том указал на себя голого и полностью одетого любовника. - Я устал, что являешься по-быстрому трахнуться и разбежаться. Сегодня, даже, тебе было лень раздеться.
- Том, я ....
- Уходи, Крис. Наши недоотношения закончены. Возвращайся к жене, и будь примерным отцом.
Том неуклюже повернулся и вошел в ванну. Спиной прислонился к закрытой двери. Через минуту, он услышал щелчок открывающийся входной двери, тяжелые шаги. Все было кончено.

Глава 4.
На следующий день Том был уже в Лондоне. Съемки Пустой короны продолжались. Роль была не сложная, особой подготовки не требовала. Особенно после съемок Тора и Мстителей, в роли Локи, где ему приходилось часами репетировать перед зеркалом, добиваясь нужного выражения лица, интонации. Роль Генриха V удалась ему сходу. Только требовала времени.
С агентом он больше не разговаривал, сам перебирая коммерческие предложения, отвечая на звонки. Теперь он сразу отметал предложенные роли в спектаклях. Теперь его больше интересовали различные шоу, в качестве приглашенного гостя. Как решил Том, это сделает не плохую рекламу ему самому, к тому же, повысит интерес к его персонажу и последующим фильмам.
Работая самостоятельно, он был слегка удивлен, когда обнаружил, что несколько популярных журналов уже больше года жаждут заполучить его персону на обложку. Как только увидел, немедленно перезвонил в издательство и, вызвав волну восторга на той стороне трубки, радостно согласился.
Он хватался за работу, как утопающий за соломинку. Бесконечные перелеты, интервью в перерывах между съемками, разбор бесконечных предложений сливались в один бесконечный поток будней. Часто, взглянув на календарь в ежедневнике, актер обнаруживал, что уже не спал несколько суток. Обнаруживал, что не помнил, когда в последний раз ел. Какие-то внутренние резервы открылись в организме, позволяя не чувствовать голода и усталости. Наверное, у меня депрессия, - признался он себе, глубокой ночью, сделав часовой перерыв на кофе.
Разрыв отношений - это всегда тяжело, - он сидел над остывающей чашкой, потирая красные от недосыпа глаза. Утром он вылетал в Америку. Наверное, нужно было пойти спать. Но спать Том не хотел. Хотел вот так, застыв над чашкой, просидеть не шевелясь до утра, ни о чем не думая, ничего не чувствуя, медленно застывая изнутри.
Телефонный звонок разорвал тишину. Смс от Криса «У тебя все в порядке? Я беспокоюсь. Люблю» Откуда-то изнутри поднялась невероятная злость, заволокла глаза, затуманила разум. Громкий щелчок, и Том обнаружил себя за столом, а у стены валялся в дребезги разбитый телефон. Надо же, - тупо подумал он, собирая осколки и выбрасывая аппарат в мусор. Это был уже не первый телефон, разбитый в припадке непонятной злости. Вообще он заметил, что его настроение стало часто неконтролируемо меняться. То он чувствует радость, счастье от проделанной работы, любит весь мир задаром. Потом, какое-то мелкое происшествие, и поднимается тяжелая волна злости и раздражения. Как-то Том обнаружил, что ручка в ежедневнике очень смешно пишет. Маленький шарик на кончике поворачивается, оставляет на бумаге линию, такую, синенькую. Том хихикая нарисовал в ежедневнике рожицу и с пол часа ржал в истерике над рисунком.
Утро застало его без сна, лежащим на кровати. Мужчине так и не удалось заснуть.
Как получилось так? Еще недавно у него был целый десяток друзей. Они приходили просто поболтать, развеять тяжелые мысли. Том мог и сам к ним заявиться, в любое время дня и ночи, с бутылкой вина и хорошим настроением наперевес. Его всегда выслушают, поймут, накормят. Джон, хоть и был редкостной скотиной, но зато был свой, родной. Люк - больше близкий друг, чем агент. Бенедикт - друг с самой академии актерского мастерства. Крис - лучший любовник, который когда-либо был. Куда они все делись? Зачем он их оттолкнул?
В последнее время от него начал шарахаться даже гостиничный персонал. Еще недавно такой услужливый, внимательный, теперь при виде него прятался по каморкам. Раньше Том мог, не прикладывая усилий, очаровать любого из гостиничного персонала. Теперь же, непонятно откуда взявшаяся язвительность и непонятная подозрительность, на корню портила отношения с людьми. Что с ним произошло?
- Нужно выбираться из этой депрессии, заводить новые отношения, - подумал актер уже в самолете.
Безликая регистрация в гостинице. Очередные, выматывающие съемки в шоу. Том, как обычно, обворожительно улыбался, шутил - со всем актерским талантом играл роль прежнего себя. Но, прежним себя больше не ощущал.
- А можно автограф, - спросила молоденькая девушка с синими, как океан глазами. Том сидел в гостиничном ресторане, над чашкой чая. Ужинать совершенно не хотелось. На завтра намечался ранний подъем - возвращение в Англию на съемки.
Девушка работала здесь официанткой. Хорошенькое личико, тонкие губы, и большие чистые глаза. Хрупкая и миниатюрная. Если бы не пышная копна огненно рыжих волос, ее можно было бы принять за юношу-подростка.
- Да, конечно, - Том заученно улыбнулся и взял протянутый маркер. «А девчонка, ничего так», - скользнула шальная мысль.
- А ты хорошенькая, - внезапно сорвалось с языка. Том даже от себя опешил.
Девушка густо покраснела. Не взглянув на автограф, она прижала к груди подписанный блокнот.
- Спасибо, - неубедительно пробормотала она и скрылась где-то в кухне.
Да что со мной такое? - подумал Том, заходя в номер.
Отель в этот раз был пятизвездочным, и в ванной комнате помимо душа располагалась ванна. Лучшее средство после долгого дня.
Горячая, ароматная вода бархатом обволакивала кожу. Неяркий свет отражался от витражного рисунка на стене. Ровный стук воды в набирающейся ванне. Вода расслабляла мышцы, успокаивала взбудораженные нервы. Полный покой и безмыслие. «Черт, только бы не заснуть», - подумал Том и закрыл глаза.
Уровень воды медленно полз вверх по бортику ванной. Ароматная, совершенно прозрачная, она поднялась выше, дошла до отверстия перелива, медленно текла у самых висков спящего мужчины. Мягкий теплый поток беспокойно шевельнул густые кудри, но мужчина не проснулся.
Вдруг что-то изменилось. Около самой кромки воды, по бортику белоснежной ванной, ровной строчкой побежала еле заметная, зеленоватая руническая вязь. Маленькие символы, буквы, руны, обгоняя друг друга, устремились к краю ванной, наткнулись на цепочку и побежали вниз по ней к заткнутой пробке, спиралью закрутились вокруг круглой силиконовой заглушки. Вода уже подобралась к губам мужчины. Неожиданно, пробка с негромким чпоканьем оторвалась от отверстия слива и сама собой поползла вверх. Дошла до края. Переползла через него и, раскачиваясь, повисла с другой стороны бортика. Уровень воды стал неуклонно снижаться. Голубые руны, на мгновение, угрожающе вспыхнули алым и бесследно исчезли.
Том проснулся от того, что замерз. Струя воды из крана грела только пальцы на ногах. Все-таки заснул, - подумал Том, - хорошо хоть пробку вытащил.
Стоило ему только выйти из ванной, как в дверь постучали. На пороге оказалась та самая официантка, что просила автограф. Теперь на ней не было рабочей формы, узкие джинсы и обтягивающая майка придавали ей невозможно юный вид. В руках она держала объемистый пакет.
- Простите, - она протянула ему пакет, - вы ничего не съели за ужином, возможно, вы захотите позже.
Удивленный актер автоматически взял пакет и продолжил тупо пялиться на девушку.
- А еще, пришла сказать спасибо за двойной автограф, - у рыжей девушки была совершенно обворожительная улыбка.
- Двойной? - удивился Том.
Девушка вытащила из сумки блокнот и показала ему подписанную страницу. Там под обычным автографом Хидлстона, красовалась витиеватая надпись, сделанная его подчерком «Локи». Том совершенно не помнил, что писал такое.
- Спасибо Вам, я пойду, - девушка повернулась и зашагала к лифтам.
Том заглянул в пакет, который держал в руках. Там оказались вполне сносные сэндвичи, большой картонный стакан ресторанной лапши и большой стакан с кофе.
- Подождите, - крикнул он уходящей девушке. Она остановилась и повернулась. - Может быть, вы зайдете, и мы вместе съедим все это.
Несколько мгновений девушка пристально всматривалась ему в глаза. Потом открыто улыбнулась и направилась обратно.
- Меня зовут Джина, можно просто Джин, - она по-американски протянула руку. Маленькие пальцы оказались довольно сильными.
- Очень приятно, проходи.
Джин взяла пакет и сноровисто расставила еду на маленьком журнальном столике.
- У тебя очень интересное имя, - Том наблюдал, как двигается молодая симпатичная девушка. Ее быстрые аккуратные движения придавали ей кошачью грацию. Обратил внимание, как при наклоне, слегка прогибается ее спина, плавно движутся руки, как она неосознанным движением головы и плеч отбрасывает назад густые рыжие волосы, собранные в высокий конский хвост.
- Я родилась в штате Иллинойс, там каждая третья девушка носит такое имя, - она закончила расставлять еду.
Том поморщился от запаха крепкого кофе. Пить его на ночь - преступление. Том подошел к телефону и заказал чай в номер.
Садясь на диван рядом с девушкой, до него вдруг дошла абсурдность ситуации. Никогда раньше он не встречался с девушками, даже в молодости. Учась в колледже, он не разделял восторгов других парней по поводу девчонок. Тогда он втихомолку мечтал о старшекурснике с золотыми глазами и сильными руками и до страсти боялся, что об этом кто-нибудь узнает. А сейчас он собрался ужинать с девушкой. А что потом? Что он собрался делать потом? Том не знал.
Том культурно присел на край дивана, ровно положил руки на сомкнутые колени. А вот Джин чувствовала себя совершенно свободно. Она, скинув туфельку, сидела, подогнув под себя ногу, и не поменяла своего положения, даже когда принесли чай.
- Мистер Хидлстон, - начала она.
- Пожалуйста, просто Том, - он улыбнулся.
- Том, так ты здесь надолго? - она взяла сэндвич.
- Нет, я прилетал на шоу, завтра я улетаю обратно в Лондон.
- Так поэтому ты ничего не ешь? - она хитро сверкнула синими, как океан, глазами.
- Смена часовых поясов, акклиматизация, - не моргнув глазом соврал Том. На самом деле, есть ему совершенно не хотелось уже, вроде как, вторые сутки.
- Ну вот, разрушили мечты, - Джин рассмеялась, - я уж думала, что ты супергерой и тебе не нужно еды.
- Я - супергерой? Вряд ли. А с чего ты так решила? - Том решил поддерживать немного шутливый тон беседы.
- Ты довольно странный человек, - она мило улыбнулась и откинула назад кудрявые рыжие волосы.
Том вопросительно поднял бровь.
- Твои глаза, - она немного смешалась, - они постоянно меняют цвет. Там в ресторане вроде голубые, а потом внезапно стали зелеными. Когда ты открыл мне дверь - голубые, стоило мне отвернуться - зеленые.
- А сейчас какие? - не удержался от вопроса Том.
- Сейчас снова голубые. Это у вас с детства?
- Вроде бы нет. По крайней мере, никто не замечал. Может быть с годами цвет просто ярче стал?
- Может быть, - согласилась Джин.
- Цвет глаз - это все мои странности?
- Нет. Я еще в ресторане заметила, что тень у тебя какая-то странная. Как будто не твоя, - девушка неуверенно повела плечами.
- В смысле? - не понял Том.
-Ну, она немного отличается по форме одежды, и когда ты выходил из ресторана, я готова поклясться, что тень запаздывала.
- Странно. Нужно будет проследить, - Том недоверчиво улыбнулся. - Какие еще странности?
- Ну, знаешь, у мужчин всегда горячие руки, а у тебя холодные. Прямо очень. Еще странноватая привычка поджимать губы и настороженно оглядываться. Как будто задумал что-то.
- Ого, сколько нового можно о себе узнать, просто пригласив девушку на ужин, - Том открыто улыбнулся.
Оба рассмеялись.
- А раньше не приглашал? - просто спросила Джин.
- Нет, девушки - не мой профиль, - Том давно уже научился спокойно говорить о своей ориентации. - Только умоляю, не продавай эту новость журналистам. Мне и так покоя от них нет.
- Могила! - торжественно уверила девушка.
Воцарилась уютная тишина. Только, чуть слышно, звякнула ложечка о край чашки.
- Сейчас у тебя есть кто-нибудь? - Джин задумчиво отщипывала крошки сэндвича.
Том пожал плечами. Почему бы не рассказать?
- Сейчас я, вроде как, свободен. Я расстался недавно со своим партнером. И сейчас, вроде как, у меня тяжелый период.
- Почему расстались? Поругались? - синие глаза излучали понимание.
- Нет. Все просто. Он женился. У него родился ребенок.
- Жалеешь, что расстались?
- Ни сколько не жалею. Просто, временами скучаю, - неожиданно признался Том.
- В таких ситуациях здорово помогают друзья, - Джин явно знала, о чем говорит.
- Да нет у меня друзей, - предельно честно ответил Том.
- Как нет? - синие глаза удивленно распахнулись. - Ты же известный человек, не может такого быть. Как получилось так?
- Знаешь, просто навалилось как-то. Работы стало очень много. С продюсером поругался. Школьного лучшего друга не видел уже очень много лет. А так, вроде знакомых полно, а поговорить не с кем.
Том сам не знал, зачем он рассказывает ей все эти вещи. Может потому, что за долгое время, она - единственный человек, кто нашел время выслушать. А напряжение и усталость последних дней вылились в поток откровений.
- Тебе нужно выбираться из этой депрессии, заводить новые отношения, - девушка деловито складывала пустые коробки обратно в пакет.
- Да некогда мне, работа, - махнул рукой Том.
- Тут дело не во времени, - она встала, собираясь уходить. - Прости, мне нужно идти, мама дома волнуется.
- Спасибо, что выслушала, - Том поднялся ее проводить.
- Да не за что. Еще будешь в нашем городе, зови, поболтаем, - она стояла около дверей в номер.
- Обязательно, Джин.
У самого порога она озорно сверкнула синими глазами.
- Всегда мечтала это сделать.
Не успел Том спросить что, она встала на цыпочки и прижалась губами к его губам. Мгновение неуверенности и он, не помня себя, жадно целовал мягкие губы, путался пальцами в рыжих волосах. Поцелуй был не привычный. Слишком мягкий, легкий и ... слюнявый. Не самый лучший. Девушка отстранилась. Приоткрытые губы влажно блестели, в глазах светился озорной огонек.
- Хорошо целуешься, - сказала она напоследок и выпорхнула за дверь.
Том стоял перед закрытой дверью и никак не мог понять, это еще что сейчас было? Первый поцелуй с девушкой? Ужас. А впрочем, ничего так.

Глава 5.
Том сидел в своей гримерке и всеми силами старался не заснуть. Хотя бы дотерпеть до дома. Сегодня съемки были на открытом воздухе. Чуть более десяти часов беспрерывных скачек, разъездов, съемок, пересъемок. Сейчас смоют грим, еще несколько часов, и он будет дома. От интенсивной прогулки на свежем воздухе хотелось только есть и спать.
Долгий это процесс - смывание грима. Тело требовало отдыха, глаза закрывались.
Стук в дверь. Изабелла. Уже без грима. Девушка с потрясающими темными волосами, юная, милая и застенчивая.
- Проходи, - Том улыбнулся ей через зеркало.
Несмотря на приглашение, она остановилась где-то у порога.
- Я пришла сказать спасибо, - ее американский акцент был резковат для британца, - за помощь в шестнадцатой сцене.
Том встал. Изабелла была очень симпатичной. Легкий налет восточности на ее лице. Фигура, далекая от модельной, но очень привлекательная. Она считалась опытной актрисой, но, по мнению Тома, ей было еще учиться и учиться. Сейчас она с интересом вглядывалась в его освобожденные от синих линз глаза. Только смотрела она не в глаза, а на глаза. Том обернулся к зеркалу. Так и есть, они поменяли цвет на ярко-зеленый.
- Поужинаешь со мной? - неожиданно ляпнул он.
Изабелла смутилась.
Мужчине очень хотелось стукнуть себя по голове. Зачем он это сказал?
Девушка, наверное, ради приличия, помялась немного, и согласилась.
Час спустя они ехали по пригородным дорогам к дому Тома. А сам Том испытывал непривычное, пугающее чувство неловкости. Зачем он ее пригласил? И что теперь с этим делать? Ладно. Но сейчас о чем с ней разговаривать?
Оба ехали молча. Между ними висела колючая, неловкая тишина. За наличие еды в доме он не волновался. Нанятая домработница оказалась настоящим кладом. Она не только отлично знала свое дело, но и превосходно готовила. Везти сейчас девушку в ресторан было выше его сил. Зачем он только ее пригласил?
На первые, полученные по контракту от Тора деньги, Том купил себе небольшой, уютный домик в пригороде. Крохотный, двухэтажный, он походил на скворечник, запрятанный в дебрях садов. Здесь он жил, пока был в Англии. Путь от дома до очередных съемок занимал всего несколько часов на машине. До Лондона столько же. По контракту, на съемках Пустой короны ему полагался водитель, но Том пользовался такой привилегией не часто. Например, когда сам он слишком уставал, что бы вести машину, или же когда ездил по делам в Лондон. На бесконечные столичные пробки не хватало нервов и терпения.
Ехали в полной тишине. Том сжимал руль и сосредоточенно вглядывался в широкую ленту дороги. Изабелла расслаблено откинулась на спинку сидения и, не отрываясь, смотрела в сторону на мелькающие столбы, кусты, деревья. Молчание становилось уже просто не приличным. И Том, как мужчина, первым решился начать разговор.
- Ты давно снимаешься? - спросил он.
- Уже насколько лет как, - девушка с видимым облегчением уцепилась за предложенную тему. - На самом деле, это не первая моя работа. Самый известный фильм, в котором я снималась - это «Гарри Поттер», - в ее голосе отчетливо слышались горделивые нотки.
Том участливо покивал.
- Я знаю, что там было несколько частей. Восемь, кажется.
- Ну, - девушка смутилась, - я прошла пробы на «Принц-полукровка», а «Дары смерти» уже сами получились.
- Трудно было? - Том не знал, как продолжить разговор.
- Да нет, не очень. Роль у меня была маленькая, почти не заметная. Мы там, в основном, развлекались больше, чем снимались. Потом почти все кадры со мной вырезали, и я осталась невостребованной актрисой. Потом работала только в массовках. Долго скиталась по различным кастингам. Потом родители переехали в Великобританию. Я хотела уже все бросить и пойти учиться в колледж. Но неожиданно для себя прошла пробы на роль служанки Королевы. После съемок снова не знаю где работать. Да и в личной жизни тишина, мой последний парень бросил меня, когда про «Гарри Поттера» все забыли. Полный козел. С тех пор живу с родителями. Отец - мой агент. Мама постоянно твердит, что мне пора выходить замуж, рожать детей. Но, пока работа. Потом, может быть, учеба. Так, что живу скучно, в пригороде.
Том участливо кивал. От ее болтовни начинала болеть голова. И он уже жалел, что вообще завел с ней разговор. Как же хорошо было ехать в тишине.
Девушка продолжала говорить.
- А недавно у меня появилась лучшая подруга...
Том слушать перестал. Только кивал, в паузах между фразами. От трескотни голова болела все сильнее, и он глубже вдавливал педаль газа в пол.
Открытый люк канализации он заметил слишком поздно. Темный провал сливался по цвету с темным влажным асфальтом дороги. Когда он его заметил, открытый колодец был прямо перед самым носом.
Выброс адреналина в кровь заставил время растянуться, замедлиться. Том резко повернул в сторону. Но понимал, что все равно не успеет отвернуть. На его удивление, удара передним правым колесом не последовало. Но были еще задние колеса.
Фермер, проходивший недалеко от дороги присел отдохнуть. По влажному асфальту на приличной скорости ехал серебристый автомобиль. Не ехал - летел. Прямо на открытый для стока воды люк. Из-под колес серебристой машины побежала, обгоняя авто, ослепительно синяя лента. Добежала и за доли секунды кольцом обернулась вокруг стока. Видимо, водитель заметил его и успел немного отвернуть - передними колесами не попал. А заднее левое колесо проехало прямо в свернутой в кольцо синей ленте. Фермер недоуменным взглядом проследил исчезающий в вечерней дымке серебристый автомобиль. Подошел к дороге. Открытый канализационный люк оказался покрыт толстым слоем прозрачного синего льда.
Ожидаемого сильного толчка не последовало. Машина немного неуверенно вильнула вправо и выровнялась, мягко шурша шинами по асфальту. Том медленно выдохнул. От стресса сильно колотилось сердце. Да уж, - подумал Том, - в рубашке родился. Спасибо моему Ангелу-хранителю.
Изабелла не заметила, чуть было не случившейся аварии и продолжала болтать. Да заткнешься ты, или нет? - зло подумал Том и сбавил скорость.
К дому он подъехал с гудящей головой. Казалось, что она опухла и сейчас не влезет в дверной проем. Девица, наконец, замолчала. Теперь она с восторгом оглядывала его дом и восхищенно улыбалась.
Том, немного неприлично, оставил ее в одиночестве обозревать дом, а сам пошел на кухню. В холодильнике нашлись свежие жаркое и спагетти, заботливо накрытые чистым полотенцем. Он быстро разогрел еду в микроволновке и сервировал стол. Ничего не обычного, просто ужин.
Изабеллу он нашел на втором этаже, прямо у самой лестницы. Девушка задумчиво рассматривала фотографию на стене. Это был снимок с его выпускного из академии. На фото только он и Бенедикт - лучший друг. Вернее, тогда был лучший друг, а потом у Бенедикта работа, у Тома работа, съемки, гастроли, переезды, перелеты. Они не виделись уже очень давно. Том скучал по нему, и поэтому, в своем доме повесил их совместное фото на стену перед входом. Изабелла внимательно рассматривала старое фото двух, известных на весь мир актеров. Один был обязан славой роли Локи, а другой - Шерлоку.
Девушка вошла на кухню и остановилась. Быстрым взглядом окинула стол и разочаровано вздохнула. Чего она ждала, Том не понял. Аплодисментов, фейерверков, цветов или может быть свечей?
Садясь за стол, Том твердо решил не дать ей сказать и слова. Он устал от нее еще в машине. Поэтому решил говорить сам. Только о чем?
От неловкой тишины и длиннющих пауз между фразами Тома спас богатый актерский опыт. Он, почти не задумываясь, выдавал целые фразы из театральных постановок - ему часто доводилось играть пылко-влюбленных юношей. Теперь, почти забытые строки сами всплывали в голове и с легкостью срывались с языка. Только, что он там говорил, он так и не смог вспомнить. Но к концу ужина глаза у Изабеллы были совершенно дурные.
Спальни в доме было всего две. Одна была на втором этаже - его спальня. Вторая - гостевая - на первом. Мужчина проводил девушку в гостевую спальню и пообещал завтра с утра отвезти на съемку. Ему показалось, что Изабелла была разочарована. Пожав плечами, он отправился к себе.
Он уже засыпал, когда услышал неуверенный стук. Дверь бесшумно приоткрылась и на пороге появилась девичья фигура, обернутая белым полотенцем. Том замер.
Она, почти бесшумно, подошла к нему, легко скинула полотенце и картинно замерла. На ней не было ни единого клочка ткани, только небольшую, упругую грудь наполовину скрывали густые, темные волосы. Ее кожа светилась в лунном свете. Изабелла постояла недолго около кровати и аккуратно присела на край. Ее рука неуверенно прикоснулась к его лицу, едва касаясь, заскользила вниз по телу. Потом она наклонилась, обдав нежным запахом миндаля, прикоснулась губами. Том пропустил сквозь пальцы гладкую нежную прядь темных волос и ответил на поцелуй. Второй женский поцелуй ничем не отличался от первого. Слишком мягкий и легкий, такой же слюнявый и противный.
Нежная девичья рука, немного смелее продолжила путь вниз и совсем осмелев, скользнула под резинку трусов. Том вздрогнул, отбросил ее руку, дотянулся до тумбочки и включил настольную лампу. Теперь, в неярком свете, ее темноватая кожа отливала золотом. Глубокие, карие глаза, казалось, излучали свет.
- Нет, подожди, ... - Том не успел договорить. Изабелла откинула в сторону одеяло, болезненным поцелуем вцепилась в губы и уселась сверху, прямо на него, бесстыдно потираясь распахнутым горячим телом.
Как оказалось, целоваться она умела по-разному. Легко и нежно, сильно, до грубости, и немного болезненно, а еще горячо, настойчиво и жадно. Том вздохнул и принял правила игры.
Изабелла почувствовала, что Том больше не возражает, и настойчиво стала целовать его шею, плечи, соски. Губами спускаться к животу, с вполне определенной целью.
За окном проехал автомобиль. На карниз на оконной раме уселась маленькая ночная птичка. Легкий сквозняк лениво шевелил шторы. На стене громко тикали часы, отсчитывая секунды. Том лежал на спине и не знал, куда девать свои руки. Шелковистые волосы девушки довольно приятно скользили по его телу, но вот щекотные поцелуи были явно лишние. Впервые в жизни, он в постели чувствовал себя бревном. Он банально не знал, что ему делать. Девица и ее касания были ему совершенно безразличны. Был только легкий интерес, что же будет дальше. Когда мягкие губы обхватили совершенно вялый член, Том понял, что пора завязывать с этим фарсом.
Том резко сел отталкивая девушку.
- Все, хватит, - он закутался в одеяло по самый подбородок. Темные глаза Изабеллы наливались обидой. - Я секса не планировал. Я просто пригласил тебя на ужин, а не на свидание. Мне жаль, что ты подумала о чем-то другом.
Теперь Изабелла смутилась и попробовала прикрыться руками.
- Я не хотел секса с тобой. Ты мне интересна как друг. Ты прекрасный собеседник. Веселая, остроумная, с тобой интересно, - беззастенчиво врал Том. - К тому же, я уже занят и не могу встречаться с тобой. Ты американка, тебе простительно не знать, что у англичан перед сексом должен быть длительный период ухаживаний. Сразу - не прилично.
Изабелла поднялась, закуталась в свое полотенце и, не отрывая взгляд от пола, пошла к выходу.
- Том, прости меня, пожалуйста. Я такая дура, - она обернулась на пороге и бесшумно скользнула в темноту.
Том до утра так и не смог заснуть.

Продолжение в коментариях

@темы: NC-17, Fanfiction, Actors, "Тор", "Том Хидлстон", "Мстители", "Локи", "Крис Хэмсворт"

Комментарии
2014-10-20 в 01:05 

Maria20092
Глава 6.
- Сегодня мы отмечаем день рождения прекрасного человека, замечательного актера и нашего доброго друга. От всего нашего состава дарим вот этот подарок! – Том бокалом шампанского указал на большущую коробку, обернутую красной бумагой.
Саймон Рассел Билл - коллега по съемочной площадке праздновал свой юбилей. Под это был снят один из лучших ночных клубов Лондона. Том был бы рад не ходить, только отказаться было совсем неприлично. Тем более, ему поручили вручить коллективный подарок. Это единственное, что держало его здесь.
Было просто невероятно скучно. Даже поговорить было не с кем. Изабелла после того злополучного ужина с ним не разговаривала, хотя, коллеги по площадке с чего-то считали их парой. Тому больше ничего не оставалось, как стоять в стороне и медленно пить шампанское, бокал за бокалом. Он дожидался того времени, когда можно будет уйти. Быстро и незаметно – «по-английски». Время шло, количество алкоголя в крови росло. К тому времени, когда нужно было вручать подарок, Том с трудом удерживал спину в вертикальном положении.
Теперь все. Подарок вручен – все счастливы. Вот теперь можно было уйти. Пожать имениннику руку и незаметно покинуть здание через запасной выход. Тем более, его там уже ждал водитель.
За дверью клубился сырой, непроглядный лондонский туман. Тома немного качало, он не заметил ступеньку и чуть не упал. Из белесого сумрака вынырнула девушка.
- Мистер Хидлстон, можно автограф, - она протягивала ему блокнот с ручкой.
Его фанаты всегда, абсолютно всегда, караулили его в Лондоне.
Том многозначительно посмотрел на девицу.
- Ой, - смутилась она. – А пойдемте, я провожу вас до машины.
Она цепко ухватила его за предплечье и помогла спуститься. В нескольких метрах от них стояла его машина. Водитель стоял рядом и настороженно вглядывался.
Девушка открыла дверцу и осторожно усадила его внутрь. Сама залезла рядом.
- Отель Баркли, - быстро сказала она, едва водитель сел на свое место.
- Мистер Хидлстон? – насторожено спросил он, взглянув на него в зеркало заднего вида. Том успокаивающе покивал.
Через несколько минут они вошли в отель. Том даже умудрился объяснить, какой номер ему нужен и расплатился. Спасибо создателю пластиковых карт. Девица не отставала. Крепко вцепившись, направляла, временами даже поддерживала непослушное тело.
Вынырнув из плотного Лондонского тумана, Том наконец-то смог разглядеть незнакомку. Довольно высокая, жилистая девушка со светлыми вьющимися волосами. Ее, немного курносый носик, воинственно задирался, а в чертах лица застыла какая-то хищная улыбка. Амазонка, - первое, что пришло на ум Тому, - воительница. Двигалась она стремительно, но очень легко.
Она усадила его в номере на диван, а сама нисколько не жеманясь, и не стесняясь, стала хозяйничать. Заказала в номер несколько бутылок виски и закуску. Как попало сбросила на стул короткую, кожаную куртку и осталась в свободных джинсах и тонкой белой футболке. Собранные в пушистый хвост длинные, светлые волосы открыли тонкие черты лица, невероятно привлекательные. Том восхитился смелостью, резкостью и порывистостью ее движений. Через мгновение принесли заказ. Девушка расплатилась сама, и кажется, дала служителю на чай. Теперь Том восхищался ее независимостью.
- Может, теперь дадите автограф? – весело улыбнулась она и протянула блокнот.
- Для вас, все что угодно, - Том весело подмигнул и размашисто оставил свою подпись. Посмотрел внимательно, подпись была только одна – его.
- Давайте выпьем за знакомство, - она подала ему разлитый по бокалам напиток.
Том понимал, что виски мешать с шампанским не стоит, но отказываться не стал.
Девушка вальяжно развалилась на диване рядом с ним, не спеша, маленькими глоточками, потягивала алкоголь. Том залпом выпил свой бокал, и повинуясь какому-то невнятному порыву, налил еще. Голову вело, руки слушались плохо.
- Надо же, - удивилась девушка, - а я думала, что зеленые глаза – линзы.
Том пьяно улыбнулся.
- Почему-то всех интересует цвет моих глаз.
- Ну, знаете, цвет несколько необычный. Очень яркий – красиво!
- Спасибо, - последовал еще один бокал виски. Том уже не особо понимал, что он делает, просто автоматически наливал и пил. Даже вкуса уже не чувствовал. – Знаешь, ты тоже очень красивая.
Девушка озорно улыбнулась и подняла бокал.
- Всегда мечтала услышать это от кинозвезды! – она потянулась назад, через подлокотник, немного прогнулась, разгружая мышцы спины. Ее белая футболка немного задралась, обнажая полоску светлой кожи на животе.
Том зацепился взглядом за непринужденно-ленивую позу, напрягшееся тело, выгнутую спину. Кошка, ведьма! – восхищенно подумал он. Через мгновение он уже нависал над ней, целуя ее губы, задирая футболку.
Девушка отвечала на поцелуй, запутывалась пальцами в его волосах, позволяла раздевать себя. Потом прогнулась, завела руки за голову и распустила свои волосы.
Том снял с нее футболку, рука привычно потянулась погладить обнаженное тело. Но пальцы вместо твердых мышц наткнулись на мягкие, упругие холмики грудей, к тому же скрытых кружевной тканью. Том поднапряг заторможенный мыслительный процесс и почти нежно снял лямки с плеч. Лифчик от этого не снялся. Девушка повела плечами, видимо ей стало неудобно. Разбираться с этой деталью женского гардероба не было никакого желания.
Краем сознания, помня не давний ночной опыт с Изабеллой, он твердо пресек инициативу девушки перехватить лидерство. Теперь он целовал сладковато пахнущую тонкую кожу – прижми губами посильнее, сразу синяк – пытался вспомнить, что делала Изабелла. Спускался поцелуями вниз по телу. Ему всегда нравилось скользить пальцами, губами по жестким мышцам, а теперь, целовать мягкий девичий живот было почти неприятно.
Долго примеривался, как встать, что бы стянуть с нее узкие джинсы. Наконец решил встать на колени перед диваном. С пуговицей и молнией удалось разобраться с первого раза. Несколько долгих, мучительных минут пытался снять неподдающиеся джинсы. Девушка оказалась понятливая, помогла ему стянуть этот адский предмет одежды. Том чувствовал себя крайне неловко и, чтобы исправить ситуацию, без особых проблем снял ее трусики. Эти веревочки были такие тоненькие и нежные, что он боялся их порвать. Отбросить в сторону, как обычно делал, постеснялся. Аккуратно положил рядом. Расправил.

2014-10-20 в 01:06 

Maria20092
При нормальном сексе, ему нравилось подержать член партнрав руках, оценивая размеры. Немного подумав, он решил, что план действий не сильно должен отличаться.
Она была такая мягкая. При мысли, что он сейчас своими неосторожными пальцами сделает ей больно, руки слегка задрожали. Он осторожно гладил ее, до ужаса боясь услышать болезненный стон. Том вспотел, руки задрожали сильнее. Куда делся весь выпитый алкоголь?
По обычному плану действий, здесь должен был, быть минет. Том неуверенно потянулся губами к мягким женским складочкам. Пахло странно. Не духами, не говном, но, в общем, неприятный был запах. Том совсем растерялся. Что делать дальше? Бросать все это было явно поздно. Продолжать совсем не хотелось. Трусливо сбегать – вообще не достойно джентльмена.
Том закрыл глаза, высунул язык и начал просто быстро лизать, старясь не дышать. Девушка запустила пальцы в его волосы и несильно потянула вверх. Том обрадовался. Кончились его муки. Но девушка лишь направила его голову выше, и с силой прижала к себе. Том понял, что ошибся вначале. Под верхними губами, оказались еще одни, только более нежные. Том языком нащупал твердую горошину. Именно в эту сторону направляла его девушка. «А не отсюда ли девушки писают?» – пронеслась в голове неуместная мысль. Мужчину замутило.
Том закрыл глаза, задержал дыхание и стал быстро лизать, мечтая, что бы все это кончилось. Было солено и склизко. Будто облизывать дохлую, протухшую на солнце медузу.
Тут Том стал замечать, что на языке остается какая-то склизкая соленая жидкость. От этого затошнило вполне основательно. Этой жидкости становилось все больше, Том проглотил немного и еле сдержал рвотные позывы. Он решил посмотреть, что это за склизь такая и откуда она берется. Опустил взгляд вниз и увидел, как от влажных женских губ до его языка тянутся беловатые ниточки скользких выделений.
Через секунду, его жестоко рвало в туалете. Желудок скручивало в узел. Весь выпитый алкоголь уже вышел, но ощущение склизкой соленой жидкости на языке, в сочетании с запахом, вызывало все новые спазмы. Теперь его рвало насухую - уже было просто нечем. Том дотянулся до раковины и попил воды прямо из-под крана. Стало немного легче.
Том, вытираясь полотенцем, вернулся в комнату, он хотел извиниться перед девушкой. Но в комнате никого не было. Входная дверь в номер неплотно закрыта. Том вернулся в комнату, в поисках, может быть, записки. Ничего не было. Он взглянул на диван и непроизвольно вспомнил тот запах. Через мгновение Тома снова неудержимо рвало.
Всю ночь Том провел, склонившись над раковиной. Стоило ему отойти от ванной, голова упрямо вспоминала ту слизь и запах, хоть что ты с ней сделай. Никогда в жизни ему не было так плохо. В коротких перерывах, он смотрел в свои голубые глаза в зеркале, и сам себе клялся, что больше никогда и ни за что. К утру от постоянных спазмов болели мышцы, лицо было бледным до синевы, руки тряслись, не прекращая, а голова раскалывалась, как от похмелья.
Лишь к утру, он научил голову не вспоминать, не помнить, забыть. Он смог, наконец, выйти из ванной, не раздеваясь рухнуть на постель и заснуть.
Когда он проснулся, был обед. Голова болеть ни сколько не перестала. Есть не хотелось. Вместо обеда, он заказал себе только крепкий, черный кофе. Оказалось, что кофе ему совсем не хочется. И вообще ничего не хочется. Жить тоже. Он просто сидел, подавлено уставившись в остывающий кофе, так и не сделав ни глотка. Нужно было вернуться домой и продолжить работу. Усталость накатывала волнами. Потихоньку сказывались недели работы без сна и отдыха. Тяжелая, депрессивная вымотанность, сказывалась на отношениях с людьми. Наверное, мне пора к психоаналитику, - мрачно подумал он. Нужно было выпить этот, долбанный кофе, позвонить водителю и ехать домой.
Том едва поднес кружку к губам, как вздрогнул от резкого телефонного звонка. Он отставил кофе и пошел искать свой телефон.
- Алло, Мистер Хидлстон? – приятный женский голос в трубке. – Вас беспокоят из журнала «Enguide». Меня зовут Виктория, вы не могли бы уделить мне немного вашего времени?
Том утомленно прикрыл глаза. Он давно ждал этого звонка.
- Да, пожалуйста, я вас слушаю….
Нетронутая, на столе остывала чашка кофе. Неожиданно, пар над чашкой прекратился, как будто крышкой накрыли. С самого дна, точно посередине, стала подниматься небольшая руна. Поднявшись на поверхность, она быстро закружилась на месте и резко пошла ко дну, водоворотом утягивая за собой крепкий напиток. Через минуту, на дне совершенно чистой чашки, осталась только светящаяся руна. Внезапно, она ярко вспыхнула синим и погасла.
- Да, спасибо за звонок. До встречи через месяц в редакции. До свидания, - Том нажал кнопку отбоя и утомленно потер лоб. Нужно было домой – работа не ждет.
Он вызвал своего водителя, не спеша собрался. Перед самым выходом вспомнил про свой обед. Том несколько минут тупо смотрел на пустую стерильно чистую чашку. То, что он из нее не пил – это он помнил совершенно точно. Придется найти время на психоаналитика,- подумал Том и закрыл дверь.
У крыльца его ждала машина. Он сел на заднее сидение и расслаблено откинул тяжелую голову на спинку. Внезапно, с двух сторон двери открылись и по обе стороны от него уселись двое мужчин. Двери захлопнулись. Защелки опустились.
- Простите, - обратился Том к мужчинам, - вы перепутали автомобиль.
- Закрой рот, - сказал водитель неожиданно знакомым голосом.
- Чего тебе нужно, Джон? – Том начал нервничать.
- Я сказал рот закрой! – машина рванула с места.
Один из двоих мужчин бесцеремонно запустил руку в его карман. Том не успел сообразить, как его мобильник исчез в чужом пиджаке.

2014-10-20 в 01:12 

Maria20092
Глава 7
Несколько минут они, молча, мчались по дороге.
- Может, скажешь, что тебе от меня нужно? – крепко зажатый между двумя охранниками, Том не мог даже пошевелиться.
- Поговорить, - неожиданно миролюбиво отозвался Джон, - раз уж ты на мои сообщения не отвечаешь.
- Какие сообщения? – Том совершенно четко помнил, что стер номер Джона, а предложений поговорить с незнакомого номера не поступало. Вообще, все звонки в последнее время были исключительно по работе. – Я ничего не получал.
- Уже неважно. Приехали, - машина въехала во двор маленького, грязного домика, такого старого, что он больше походил на сарай.
Двери открылись и два охранника буквально вытолкали Тома из машины. Джон довольно улыбнулся и повел их в дом. Двое охранников неотступно следовали за ними.
Домик оказался грязным не только снаружи, но и внутри. Старые обои клоками свисали с обшарпанных стен, штукатурка давно растрескалась и отвалилась. Остатки ветхой мебели покосились. Под ногами хрустел мусор. Отвратительно воняющая, деревянная лестница привела их на второй этаж. Но комната, в которую они вошли, была на удивление обитаемой. Кровать, стол, шкаф – относительно новые, да и на полу не валялась осыпавшаяся штукатурка.
- Может расскажешь, как тебе все это удалось провернуть? – за спиной у Тома по прежнему, стояли двое здоровяков.
- Твой водитель – идиот! – почти радостно сообщил Джон, - разбрасывает свои телефоны где попало, а вскрыть его машину вообще ничего не стоило.
- Значит, сегодня по телефону я разговаривал с тобой? – Том нервничал уже основательно.
- Ага, вообще-то по плану ты должен был сейчас крепко спать, - Джон уселся на стул и прикурил сигарету. – Я собственноручно добавил тебе в кофе снотворное.
Том судорожно вспоминал, пил ли он кофе сегодня или нет. По всему выходило, что нет. Дело было в том, что он никогда не принимал снотворное, даже в самых малых дозах. В состав всех снотворных лекарств входит нитрозепам, а у него жуткая аллергия на этот компонент. Даже от самой малой дозы рискуешь не проснуться. Самое поганое, в данной ситуации то, что Джон об этом знал. И сейчас зло ухмылялся.
- Пьешь кофе по утрам, - Джон по-шутовски вопросительно приподнял бровь, - изменяешь своим привычкам.
- Ты тоже, - Том кивнул на тлеющую сигарету.
Джон, которого он знал, никогда не курил, следил за своим телом, ежедневно пропадал в качалке, пристально рассматривал что ел. Когда-то любимые грубоватые черты лица изменились. Раньше мимика крупного лица говорила о доброте и дружелюбии, а теперь жестокость, злость и насмешка. Когда они были вместе, Джон никогда не позволял себе неопрятность в одежде, а теперь старая грязная рубашка, поношенные джинсы, стоптанная обувь. Густые темные волосы изрядно поредели. Он еще помнил, как любил этого человека за добродушие, внимательность и страстность, теперь же все, что он чувствовал к нему – жалость.
- Ты не боишься, что я заявлю о похищении? – спросил Том.
- Валяй! – Джон насмехался. – Давайте, что там у него нашли, - он обратился к охранникам.
Один из них выложил на стол, все, что забрали у Тома из карманов. Бумажник, мобильник, ключи, чековая книжка, пластиковая карточка, были свалены в неаккуратную кучу.
- Джон, чего ты хочешь?
Джон пожал плечами.
- Вернуть тебя. Мне не понравилось, что ты меня бросил. Я подумал, что ты перебесишься и вернешься. В конце концов, в наших отношениях бабой был ты.
Том обалдел от такого заявления.
- В этом твоя проблема, Джон. Настоящие отношения строятся на равноправии, на доверии, понимании и верности, в конце концов. Ты же за людей не считаешь тех, кто заведомо слабее тебя. И нет, я к тебе не вернусь в любом случае.
Джон равнодушно затушил окурок о подошву.
- Ты все равно будешь со мной. Хочешь ты этого или нет.

Всеми забытый, на столе включился телефон. Без всякой подсветки, по экрану медленно поползли цифры 9, 1, 1. Вызов пошел.
- Здравствуйте, служба спасения. Что у вас случилось?
В службе 911 пошла запись разговора. На экране телефона замигал значок включенного GPRS.

- Ты будешь со мной или умрешь прямо сейчас, - Джон достал откуда-то пистолет и положил его на стол.
От равнодушного тона поползли по спине холодные мурашки.
- Ты с ума сошел? Где ты взял пистолет? – паника едва слышно прорывалась в голосе Тома.
- У тебя есть выбор. Либо ты сейчас соглашаешься и делаешь все, что я скажу или я пристрелю тебя и того жалкого хмыря, с которым ты трахаешься.
- Джон, прекрати немедленно. У меня никого нет.
- Заткнись, - неожиданно заорал Джон, - я знаю, что тебя имеют все кому не лень. Думаешь, я не знаю, что ты трахался со своим ебанным продюсером за моей спиной. Думаешь, что я не знаю? Он и сейчас тебя ебет? – Джон вскочил со стула. – Или теперь у тебя новый хахаль? Говори немедленно, с кем ты трахаешься. – Джон орал так, что дребезжали стекла ветхого дома. – А, это наверно тот ебучий блондин в том дурацком фильме? Я знаю тебя, Том. Знаю, что тебе нравиться.
- Джон, прекрати пожалуйста. Наши отношения давно закончились, - несмотря на все старания Тома, его голос чуть заметно дрожал.
Джон прекратил орать и с интересом на него уставился.
- Так я угадал? Да тебя, шлюху такую, пристрелить мало. Я расчленю тебя на кусочки. Медленно и с удовольствием. А потом утоплю в Темзе, сначала тебя потом дружка твоего!
- Джон, успокойся, пожалуйста …
- Заткнись, - заорал Джон, - заткнись, сука такая!
Он в бешенстве схватил со стола пистолет и выстрелил куда-то в стену. Том инстинктивно пригнулся. Два бугая за его спиной даже не пошевелились. Привыкли видимо.
Том почувствовал, как его сознание стало куда-то уплывать, поддергиваться дымкой. Но не от страха. Просто внезапно стало как-то все равно. Будто он наблюдал за происходящим со стороны. В крови разливалось ощущение силы и власти. Такое теплое и родное, но давно забытое.
- Шалава уличная, да я тебя из грязи вытащил, мужиком быть научил. Ты трахаешься с кем попало. Говори с кем еще ебался?! Или я пристрелю тебя прямо сейчас.
Том медленно выпрямился. Джон, внезапно остановился напротив него и отшатнулся.
- Что, блять, за ебучие шутки такие?! Думаешь, ты меня напугал своими блядскими глазами?!
- Ты кусок мидгарского дерьма, как смеешь ты угрожать мне?! Я Бог….
- Ты всегда был никудышным актером, - с омерзением проговорил Джон.
- Ты не имеешь никаких прав на это тело, - Том слышал, что говорил, но не чувствовал этого. – Как смеешь ты оскорблять того, кто по происхождению стоит выше тебя, жалкий, никчемный червь. За твое неуважение тебя поглотит внемировой мрак и будет долго терзать тысячей смертей.
- Ладно, - миролюбиво предложил Джон, - пара заканчивать этот балаган. Помниться, большинство проблем у нас решались сексом. Чем больше проблема, тем грубее секс. Попробуем так. Привяжите его к кровати, - обратился он к своим друзьям.
Том сложил руки на груди.
- Думаешь, что это поможет, ничтожный смертный? – Том почувствовал, как его мышцы лица растянулись в улыбке.
- А вот сейчас и узнаем, - сказал Джон и стал расстегивать пряжку ремня.
Двое громил, без всяких усилий, подняли Тома. Тут же один из них, как подкошенный, упал на пол. Том, коснувшись ногами пола, поднырнул под руку другого, заломил ее за его спину и резко дернул вверх. Послышался отвратительный хруст ломающихся суставов и костей. Бугай заорал и попытался вывернуться. Том, держа его за сломанную руку, обошел склонившегося мужика и сильным, четким пинком в пах, уложил его лицом в пол. Отпустил покалеченную руку. Бугай на полу, растеряв всю невозмутимость, громко выл. Все произошло за какие-то доли секунды. Том как будто видел происходящее со стороны и даже подивился, когда это он научился драться? Легкой, расслабленной походкой, направился к другому. Тот еще не успел подняться. Том наступил ему на лодыжку и, ленивым пинком, сломал бедро. В момент перелома, сломанная кость прорвала кожу, и даже грубые джинсы. Белым окровавленным осколком осталась торчать. Второй громила страшно закричал и схватился за обломок. Том спокойно посмотрел на Джона. Тот стоял с расстегнутыми джинсами, в шоке распахнув глаза.
- Ах ты, сука, - заорал Джон, схватил пистолет и моментально перезарядил.
Том спокойно отступил на шаг, оставляя впереди себя свою проекцию, потом еще и еще наг назад, вправо и вперед.
Джон, неверя, смотрел на множество Томов и не знал на какого наводить пистолет. Его рука тряслась, глаза бегали, на лбу выступил пот. Раздался щелчок и Джон выстрелил в одного из них. Один из Томов растаял в воздухе, все остальные глумливо ухмылялись.

2014-10-20 в 01:12 

Maria20092
Джон заорал, как раненное животное, и стал беспорядочно палить во всех подряд. Те проекции, в которых он попадал, бесследно исчезали подобно пару от кипящего чайника. Через несколько секунд растаяла в воздухе последняя проекция. Джон перевел пистолет на последнего оставшегося Тома. Глаза его горели торжеством. Том, не дожидаясь выстрела, резко бросил, невесть как оказавшийся в руке кинжал. Острое лезвие порезало кожу на руке Джона и воткнулось в шкаф у него за спиной. Пистолет выпал из безвольной руки.
Грохот ломающейся двери. Люди в полицейских масках. Через мгновение Джон скованный лежал на полу. На него и двух покалеченных громил были направлены автоматы. Том моргнул и неуютное ощущение что он, не он, пропало.
Том перевел удивленный взгляд на шкаф. Воткнутый кинжал, с резной золоченой рукояткой, медленно таял в воздухе.
- Мистер Хидлстон, с вами все в порядке, - спросил один их полицейских, снимая шлем.
- Да, да, со мной все хорошо, - Том перевел на него застывший взгляд.
- Вы не ранены? Снаружи стоит машина скорой помощи, – цепкий взгляд офицера.
- Со мной все в порядке. Я могу получить назад свои вещи?
-Да, сейчас, - офицер подошел к столу и, взяв его телефон в руки, нажал там что то и положил обратно на стол.
Группа экспертов принялась быстро фотографировать.
- Мистер Хидлстон, вы вовремя успели позвонить в службу спасения, - начал говорить один из них, - ваш разговор был записан оператором и по включенному GPRS вычислили место нахождения. После того, как прозвучал выстрел, оператор направил сюда наряд полиции.
Том тупо кивал, почти не слушая. Терпеливо ждал, когда эксперты закончат работу.
Наконец, все вещи ему вернули. Том в сопровождении полицейского спускался вниз. Только сейчас он почувствовал, что буквально падает от усталости.
Сгущающиеся сумерки были подсвечены яркими полицейскими мигалками.
- Господи, Том, с тобой все в порядке?! – Люк Винздор, напуганный до чертиков, вынырнул из темноты. Суетливо бегая вкруг, он беспорядочно хватал за руки.
Двери машины скорой помощи были распахнуты. Медик, не слушая вялых возражений, все равно усадил Тома в машину, накинул на плечи плед, осмотрел руки, посветил фонариком в глаза. Все время осмотра Люк крутился вокруг него, мешал медику, поправлял сползающий с плеч Тома плед.
- Мне позвонил твой водитель, сказал, что машину угнали, телефон украли, - Люк вообще не делал паузы между словами. – Человек, по описанию напомнил мне твоего Джона. Разузнал его адрес. Я сюда, а тут стрельба, полиция. Жив. Господи, живой!
Том устало кивал. Глаза просто закрывались от усталости. Ему казалось, что эта пыльная, тяжелая усталость вросла в него. Стала его частью.
- Вы уверены, что вам не нужно в больницу? – обеспокоенно спросил медик.
- Нет, спасибо, - Том устало улыбнулся, - я просто устал.
- Я отвезу его домой, - с готовностью вызвался Люк.
Медик кивнул и быстро выписал рецепт на успокоительное.
Том взял рецепт. Поблагодарил медика, скинул плед и в сопровождении Люка направился к машине. С его машиной работали полицейские.
Люк вел быстро и нервно. Том молчал, изо всех сил старался не заснуть. Люк все говорил и говорил, пересказывал одно и то же в десятый раз. Остановив около аптеки, он забрал у Тома рецепт. Через минуту вернулся с лекарством. Протянул ему коробку и бутылку с водой.
- Спасибо, Люк, - искренне поблагодарил Том, - не нужно было. У меня аллергия на нитрозепам.
- Что же ты не сказал? – забеспокоился Люк, - Нужно найти другое.
Он метнулся было обратно к аптеке. Том удержал его за рукав.
-Не нужно. Спасибо. Люк, кажется, успокоительное нужно тебе.
Люк внимательно на него посмотрел, спустя мгновение кивнул и сел в машину.
- А куда мы едем? – поинтересовался Том, когда они проехали через центр города. Его дом находился в противоположной стороне.
- Ко мне домой. Неужто, ты думал, что я оставлю тебя одного?
Возражать уже не было сил.
Люк довез его до своего дома, проводил наверх в гостевую комнату, выдал комплект одежды и терпеливо дождался, пока Том уляжется. Пожелал ему спокойной ночи и выключил свет.
Том дотянулся и взял его за руку.
- Спасибо тебе, Люк.
- Не за что. Ну и напугал же ты меня, - признался он и вышел.
Еще даже не заснув, он почувствовал знакомое ощущение силы. Оно мягко обернулось вокруг него, успокоило взбудораженные нервы, согрело и расслабило мышцы. Он уже точно знал, что опять будет ЭТОТ сон.

2014-10-20 в 01:13 

Maria20092
До боли знакомый высокий мужчина с гладкими, черными волосами и пронзительно зелеными глазами, длинными шагами мерил белую комнату. Его шаги были по-кошачьи мягкими и бесшумными. Том узнал его – это Бог, который часто являлся к нему во сне. Том привык видеть лицо своего Бога сердитым или чем-то недовольным, но сейчас оно было просто задумчивым.
Несколько минут Бог просто не обращал на Тома внимания. Потом остановился, пристально взглянул на Тома и напряженно повел ладонью. За спиной Тома тут же появился диван. Прямо соткался из воздуха. Том сел. Бог остался стоять напротив, пристально разглядывая Тома.
- Как ты вообще жил без меня раньше? – удивленно спросил он.
Том ошеломленно захлопал глазами.
- Ты постоянно влипаешь в неприятности. И с каждым разом все хуже и хуже. Если так пойдет и дальше, однажды я не смогу тебе помочь. Даже моих способностей не хватит.
Бог не злился, просто спокойно говорил, и даже немного улыбался. Чуть-чуть, уголком рта.
- Помочь мне? – Том совсем не понимал. И тут его осенила внезапная догадка. – А ты мне помогал?
Потому как разбежались острые хитрые морщинки вокруг глаз, было видно, что Бог удивился и даже немного рассердился.
- Вы жалкие смертные похожи на беспомощных котят. Вас надо постоянно контролировать, чтобы ничего не случилось. Сначала, ты поганил свою жизнь и ничего не делал для моего величия, а потом мне показалось, что ты хочешь умереть, - бог раздраженно скрестил руки на груди.
- Умереть? Почему?
- Ты перестал есть и спать – половина запаса моих сил уходит на поддержание твоего тела. Потом ты засыпаешь в ванной – мне пришлось вмешаться, чтобы ты не утонул, потом ты чуть не угробился на своей машине, как слепой котенок чуть не выпил отравленный кофе. Ко всему прочему выяснилось, что ты не владеешь никакими навыками самообороны – опять мне пришлось вмешаться, иначе бы так и стоял как столб и слушал все то, что хотел сказать твой любовник.
Том рассеяно захлопал глазами. Все странные случаи обрывками воспоминаний складывались, как пазл, в единую картину. Он в последнее время стал мало есть и мало спать – это давало ему время, чтобы больше работать. Вот он, замерзший, проснулся в ванной, хотя совершенно не помнил, как вытащил пробку. Как чуть было не попал в аварию, как чуть было не въехал в открытый канализационный люк. Кстати, долго удивлялся потом, как ему это удалось. Вспомнил про исчезнувший кофе – тогда он решил, что ему пора к врачу. И еще великолепно помнил отстраненное спокойствие при разговоре с Джоном, покалеченных громил и великолепный кинжал, как дым растаявший в воздухе. А еще, та странная история с телефоном, который самостоятельно вызвал 911.
Бог пристально наблюдал за его лицом и язвительно ухмылялся. Постепенно, ухмылка перерастала в улыбку. Широкую и неестественную – глаза оставались все такими же страшными глазами безумца.
- Подожди, - Том вспомнил еще кое-что, - мои провалы в памяти, как будто я задумался, моя необоснованная подозрительность, несвойственные мне желания и поступки и … - тут Том вспомнил слова Джона, - пропавшие смс сообщения на телефоне твоих рук дело?
Бог по-шутовски развел руки в стороны.
- Надо же было что-то делать с болотом, которое ты называешь отношениями. Твои отношения с любовниками никуда не вели, а любому человеческому существу нужен партнер для размножения. Эти, которые были у тебя, совсем не подходили. Мне пришлось позаботится об этом.
Том вспомнил бессонную ночь, проведенною над унитазом, и противное чувство вины, перед высокой, светловолосой девушкой.
- Хотя, надо признать, - продолжал Бог, - в размножении вашего вида я не сильно преуспел. Где я ошибся?
- Я никогда не увлекался девушками, - Том, улыбаясь, смотрел на Бога. - Наверное, я какой-то не правильный, не приспособленный для размножения. Мне всегда нравились представители моего пола. Я хочу тебя попросить, можно?
Бог кивнул.
- Пожалуйста, больше не нужно девушек. Все равно ничего не получится, а обижать их, мне бы не хотелось. Я благодарен тебе за все, что ты для меня сделал. Ты много раз спасал мне жизнь, но пожалуйста, можно мне быть с представителями моего пола.
Бог рассмеялся. Его хриплый надсадный смех, резанул по ушам, заставил поморщиться.
- Твоя просьба просто прекрасна. Пожалуй, я выполню ее.
- Спасибо, - Том улыбнулся и с удивлением наблюдал за вытянувшимся лицом Бога.
- Спасибо? Мне? – высокий, умный лоб Бога прочертили морщины, а брови удивленно изогнулись. Даже глаза, сменили безумное выражение на удивленное.
- Да, спасибо, - кивнул Том, - тебе, что никто до этого не говорил спасибо?
- Никогда, - Бог вернул прежнюю ухмылку.
- А можно тогда еще одну просьбу? - Тому все больше нравился его собеседник.
- А не слишком ли ты много себе позволяешь? – Бог снова скрестил руки на груди. – А впрочем, я ее обменяю ее на одно условие. Я тебе постоянно помогаю, но когда у меня будут проблемы, ты поможешь мне. Согласен?
Том попробовал представить ситуацию, когда он может чем-то помочь всемогущему богу. У него не получилось.
- Конечно, я согласен. Всегда можешь на меня рассчитывать.
- Хорошо. Тогда скрепим наш договор, и можешь излагать свою просьбу, – Бог приблизился и протянул ему руку.
Том поднялся с дивана и пожатием скрепил договор. И тут же почувствовал, как от места прикосновения ледяной руки Бога побежали мурашки. Синий рисунок побежал вверх по руке, добежал до плеча, перекинулся на спину и ледяной змеей свернулся между лопаток. На мгновение став обжигающе горячим, Том невольно дернулся, и перестал ощущаться совсем.
- Что это? – ошарашено спросил Том.
- Печать, - Бог отнял руку, - теперь ты не сможешь нарушить договор. Печать будет напоминать о себе, а если не исполнишь договор, сожжет изнутри дотла. Ну, так что, у тебя еще одна просьба была.
- Так я и не собирался нарушать договор, - Том был немного озадачен. Впрочем, печать он больше не ощущал, так что инцидент был исчерпан. – Ах, да, просьба. Я хотел бы помнить наши разговоры и когда не сплю. Я хотел бы, чтобы ты позволил мне советоваться с тобой в течение дня, и, если понадобиться, просить о помощи. И еще, когда ты появляешься, я хотел бы об этом знать, а не мучится провалами в памяти. В общем, как ты и сказал «Я – это ты».
Бог склонил голову раздумывая.
- Твоя просьба разумна. Так мне будет намного проще. Хорошо, я оставлю тебе память. Как мы будем общаться днем?
- Я думаю, что мысленное общение вполне возможно? А я буду видеть тебя в каком-нибудь отражении.
- Хорошо, как я буду нужен, позови меня, - Бог к чему-то прислушался. – Тебе пора просыпаться, наша беседа сильно затянулась.
- Так я запомню наш разговор? – Том самыми кончиками пальцев коснулся плеча Бога.
- Запомнишь, - Бог повернулся, чтобы уйти.
- Спасибо, - прошептал Том. – Подожди, я не знаю, как тебя звать. Как твое имя? – крикнул он вслед уходящему в туман Богу.
- Меня зовут Локи, - услышал он и проснулся.

2014-10-20 в 01:14 

Maria20092
Глава 8
- В зал суда в качестве свидетеля вызывается потерпевший Томас Хидлстон.
Том поднялся по ступенькам и занял положенное место.
- Мистер Хидлстон, скажите пожалуйста, в каких отношениях вы с мистером Джоном Келли-Прайс?
Том взглянул на Джона. Тот сидел, низко склонив голову и, казалось, совсем не интересовался происходящим.
- Сейчас, у нас нет с ним никаких отношений. Но, несколько лет назад, он приходился мне самым близким человеком.
- Спасибо. Скажите, почему вы не стали заявлять на него в полицию, в конце концов это была попытка похищения и убийства?
- Он мне не причинил какого-либо вреда. И, как я думаю, не собирался.
- Скажите, что случилось с мистером Моррис и с мистером Санчес. Они обвиняют вас в нанесении им тяжких телесных повреждений. Так, что же случилось?
Том замялся. Не мог же он сказать, что его руками нанесены те самые повреждения. Тем более, что ему вряд ли кто-нибудь поверит. Его взгляд упал на блестящую подставку микрофона. Там, в отражении, он увидел не себя, Локи. Тот хитро ему подмигнул.
- Смешно, наверное, предполагать, что человек моей комплекции может причинить вред вообще кому либо. А не то, что мистерам Моррису и Санчесу.
По залу пронесся сдавленный смешок.
- Мистер Хидлстон, вы не ответили на вопрос.
- Да подрались они. Не знаю из-за чего – не до того было.
- Спасибо. Можете сказать суду несколько слов о мистере Джоне Келли-Прайс.
- Да, мне найдется что сказать. Я знаю его как самого доброго и честного человека. Он совершенно не способен на подлость. Все случившееся я считаю просто недоразумением.
- Спасибо, мистер Хидлстон, вы свободны.
Том вышел из здания суда. Он не остался на оглашение приговора. Было просто неинтересно. Сейчас он хотел просто подышать свежим воздухом. Актер неспешно шел по тротуару. Ожидавшая машина медленно ехала за ним.
Вот уже месяц после происшествия Люк не отпускал его никуда одного. Теперь, по его указанию, Том ездил только с водителем, за руль собственной машины его не пускали. Съемки отложились на некоторое время. Люк Виндзор категорически заявил, что Тому нужно отдохнуть. Том больше не возражал, только благодарил.
Так было с того самого дня, когда он проснулся в гостевой у Люка. Оказалось, что он проспал большую часть дня, чем успел снова напугать Люка. Странно, что после Этого сна не болела голова, и еще он помнил свой сон. И все предыдущие тоже. «Значит, я разговариваю с Локи. Рехнуться можно!» - подумал Том, стоя под упругими струями воды. «Узнает кто, тут же сдадут врачам». Люк словно наседка носился вокруг него. Том попытался извиниться за тот телефонный разговор, но Виндзор просто не стал его слушать.
По-хорошему, ему нужно было ехать домой, собирать вещи. Завтра у него самолет до Голливуда на премьеру Мстителей. Собирать было не много. Благодаря Люку, даже костюм на премьеру был уже куплен, в одном из самых дорогих бутиков.
Тяжело вздохнув, Том остановился и сел в машину.
***
Сверкающий огнями «Эль-Капитан», вопящая толпа фанатов за ограждениями, стройные ряды охраны, красная ковровая дорожка и плакаты с их нового фильма – так приветствовал его Голливуд в день премьеры.
- Я не хочу туда идти, - подумал Том.
- Придется, - знакомый голос в голове.
- Может, ты вместо меня туда пойдешь? Ты же так хотел.
- Не имею никакого желания общаться с твоими примитивными друзьями.
- С друзьями я сам буду разговаривать. Посмотри на эту толпу, они ведь ждут тебя, хотят поклоняться и превозносить тебя до небес, - Том не оставлял попыток уговорить капризное божество, - ты ведь заслужил это.
- Ладно, только не долго.
Через минуту, под приветственные визги фанатов и ослепительные вспышки фотокамер по красной ковровой дорожке шел Том Хидлстон – известный на весь мир актер своей ослепительной улыбкой и зелеными глазами.
Бесконечные вспышки камер. Влюбленные выкрики фанатов. Бесконечные поздравления. Короткие интервью. Жадные протянутые руки толпы. Подписи, автографы, сувениры. Круговерть знакомых лиц, ярких вспышек и гремящей музыки. Потом относительный перерыв на просмотр фильма. Кстати, фильм почти не удалось посмотреть. Назойливый голос в голове бесконечно комментировал каждую минуту, практически не замолкая. В общем, фильм получился не плохой, даже капризному Богу, кажется, понравилось, хотя он и пытался это скрыть под едкими комментариями. К ночи Том чувствовал себя выжатой тряпкой. А ведь его еще ждал несколькочасовой банкет и целая толпа журналистов.
- Мистер Хидлстон, вам понравился фильм?
- Как вы чувствовали себя в роли такого злодея?
- Какие у вас дальнейшие планы?
- Как вы оцениваете работу режиссера?
- Какие у вас взаимоотношения с коллегами по площадке?
Вопросы журналистов сыпались со всех сторон. Локи, внезапно замолчал, оставив Тома самого разбираться. Том улыбался, пожимал протянутые руки и умудрялся отвечать на все вопросы сразу.
Постепенно количество журналистов стало сокращаться. По одному они разбредались на поиски новых жертв. Пока, наконец, Том не ответил на очередной бестолковый вопрос, и последний журналист растворился в толпе.
- Ого, вот это хватка! – голос за его спиной.
Том обернулся. Позади него, на высоком барном стуле в полном одиночестве сидел Джереми. Том облегченно улыбнулся и пожал ему руку. Мимо прошел официант. Том взял с подноса бокал шампанского. От многочасовой болтовни хотелось пить. Он бы предпочел минеральной воды, но ее на этом празднике жизни уже не было.

2014-10-20 в 01:15 

Maria20092
Оставалось довольствоваться шампанским.
- Здорово ты расправился с журналюгами, - Джерри сиял как начищенный поднос.
- Ладно тебе, - отмахнулся Том, - все вопросы предсказуемы, ответы обговорены с продюсером. А ты чего один?
- Я со всеми уже разобрался. Сказал, что сегодня за меня будет отвечать Дэвид Бореазан, - Ренер кивнул на одну из групп журналистов, в центре которой давал интервью нервничающий мужчина средних лет.
- Прости, а это кто? – Том никак не мог вспомнить такой фамилии.
- Да это мой новый менеджер.
- Как ты его на это уговорил? – искренне восхитился Том.
- Пообещал, что не буду пить.
Оба засмеялись.
- Привет, парни, - прервал их знакомый голос.
- Привет, Марк, - Том протянул руку.
- Тоже уже отстрелялся? – Джерри поудобнее устроился на стуле.
- Ага, только ненадолго. Сейчас будет вторая волна журналистов. Вам тоже не советую расслабляться.
- Да ладно тебе. Успеется. Лучше выпей, - Джерри тоскливым взглядом проводил проплывающего мимо официанта с подносом.
- А сам, почему до сих пор трезвый? – Марк с интересом разглядывал Джерри.
- У меня договор с менеджером. Что до конца вечера не пью. Но ничего. Как закончим, мы все вместе соберёмся и отпразднуем нашу встречу, как полагается. Я приглашаю.
- Кто тут говорит о празднике? – к ним подошел счастливый до безобразия Эванс.
- Привет Крис, - Марк пожал протянутую руку.
- Джерри, у тебя новый менеджер? – Крис кивнул на группу журналистов.
- Новый. Предыдущий отказался со мной работать. Так все согласны праздновать сегодня вечером?
- Подождали бы вы праздновать, - Марк нарочно понизил голос, - у нас целых пять дней в запасе есть, успеем еще.
- Я вообще с вами пить не собираюсь, - Крис помотал головой, - мне Рождества хватило.
- Том, ты хоть выпьешь со мной? – Джерри смотрел на Тома глазами побитой собаки.
Все фыркнули от смеха.
- Конечно, выпью. О чем разговор? – Том улыбнулся.
- Вы бы еще громче орали, - к ним, улыбаясь, подошел Роберт, - вас еще не все папарацци слышали, - он быстро взял бокал с подноса у официанта. – Ну, где празднуем?
- Никто нигде не празднует, - раздался громовой голос Джосса Уидона, - завтра пресс-конференция. Что б завтра все были свежие и бодрые!
Все согласно закивали. Ослепительно мелькнула вспышка фотоаппарата.
Когда Том проморгался, то увидел, что со всех сторон к ним, как стая голодных коршунов, с маниакальным блеском в глазах, направлялись их менеджеры и продюсеры. Очевидно, надеялись растащить их веселую компанию, пока они не успели о чем-нибудь сговориться и что-нибудь натворить. С левой стороны к нему подошел Винздор.
- Пойдем Том, журналисты ждут, - он повел его к группе жадных до сплетен папарацци.
- Люк, подожди, ты же не подумал, что я могу что-нибудь натворить? – тихонько спросил Том.
- Натворить? Вряд ли, - Люк покачал головой, - а вот поддержать - запросто! Знаю я тебя, тихушника!
Том тихонько засмеялся и приступил к новой порции допроса со счастливой улыбкой.
Когда банкет, наконец завершился, тут же рядом нарисовался Люк. Он даже не дал Тому попрощаться с друзьями. Настойчиво отвел к машине и под крики фанатов усадил в машину. Уже по дороге до Тома дошло, что к нему тоже никто не подошел попрощаться.
До отеля они доехали быстро. Снятый для Тома номер был роскошен. В углу комнаты оказался даже мини-бар. Помня, что его приглашали вечером отпраздновать, Том решил позвонить и узнать. Но, взглянув на время, передумал. Было почти одиннадцать часов. Прав был Джосс, утром планировалась пресс-конференция. Нужно было отдохнуть. Том заказал себе ужин в номер, а сам направился в душ.
Странно, стол накрыли для двоих. Едва Том успел переодеться, как в дверь постучали.
- Доброй ночи, а я вот решил поужинать с тобой, - улыбающийся Марк стоял на пороге. - Ты ведь не против?
– Конечно, проходи, - Том пропустил гостя в номер, - как ты тут оказался?
У меня номер этажом ниже, - сказал Марк, садясь за стол, - я из окна видел, как ты входил в отель, потом позвонил на ресепшен, узнал, не здесь ли остановился мистер Хидлстон. Мне сказали номер и этаж, и еще, что мистер Хидлстон собирается ужинать. Вот я и решил поужинать с тобой и поговорить заодно.
- Класс, - ошарашено сказал Том. – Меня Люк так настоятельно просил уехать, что я даже не успел ни с кем попрощаться.
- Странно, меня тоже так оперативно затолкали в машину и привезли в отель. Тебе не объяснили причину?
Том покачал головой.
- Мне только Люк сказал, что я тихушник.
Марк рассмеялся.
- Да, это в точности про тебя. А мне знаешь, что сказали? Что я идейный вдохновитель. Что я не отговариваю, а наоборот, подсказываю.
Теперь смеялся Том.
- Как думаешь, что это значит?
Марк пожал плечами.
- Кстати, - Марк обвел вилкой пространство стола, - ты не заметил, что к ужину не подали вино? Это дорогой отель, тут вино к ужину подается всегда, вне зависимости от заказа.
-Ты же не пьешь? – удивился Том.
-Не пью, но сам факт. Я, конечно, не страдаю приступами паранойи, но начинаю подозревать преступный сговор.
- Кого?- не понял Том.
- Тут точно постарались наши менеджеры, - Марк хитро улыбнулся. – Сначала назначают на утро пресс-конференцю, под этим предлогом нам не дают пообщаться, по-тихому развозят в разные стороны. Кстати, не удивлюсь, если в этом отеле нас всех разместили, только на разных этажах. И на ужин почему-то не подают спиртного. Да, проверь-ка, свой мини-бар.
Том встал и направился к шкафу. На полках стояла газировка, минералка, несколько видов сока и ни капли алкоголя.
- Точно, сговор, - Том сел обратно за стол.
- Что пусто? У меня такая же история, - Марк задумчиво крутил салфетку. – Не собираются ли они держать нас подальше друг от друга всю оставшуюся неделю?
- С чего бы? – Том задумался. – Хотя, знаешь, они могли учесть свои ошибки со съемок и хорошенько подготовиться.
- Что будет, когда обо всем догадаются Джерри и Роберт? А если Хемсворт их поддержит?
Оба засмеялись.
- Тогда наши продюсеры поседеют! – сквозь смех предположил Том.
Дверь резко открылась. Люк красный, взъерошенный, запыхавшийся, без галстука, без стука ввалился в номер. Одной рукой он держал дверь, а другой прижимал телефон к уху.
- Что здесь происходит? – строго спросил он.
- Ужинаем, общаемся, - Том указал на стол. – Что-то случилось?
- Ничего не случилось, - наиграно спокойно сказал Люк, - не задерживайтесь допоздна. Завтра – тяжелый день.
Он повернулся и вышел. Из-за закрытой двери послышались удаляющиеся голоса.
- Да, нашел … у Тома. … Вроде, все нормально, пока. … Просто ужинают. … Хорошо, присмотрю.
- Да уж, в шпионов в детстве не наигрались – весело констатировал Марк.
- А вот меня интересует, - хитро добавил Том, - кто от них еще сбежал, что они бедные в панике бегают?
- Роберт, Джереми? – предположил Марк.
- Бедные, - сочувственно отозвался Том.
Оба засмеялись.
- Я думаю, что навряд ли Джереми поселили в отеле. У него ведь тут свой дом есть. Так что, скорее всего он под домашним арестом.
- Чую, что с завтрашнего дня в шпионов будем играть мы, - озвучил Том свою мысль.
- Ага, только не в шпионов, а в беглых заключенных, - Марк широко улыбался.
- Думаю, что Роберт оскорбится из-за алкогольной епитимьи, а Джерри из-за домашнего ареста. Если эти двое завтра придумают план, то оставшиеся пять дней пройдут очень весело, - заговорчески прошептал Том.
- А если им поможет еще и Хемсворт, то будет не только весело, но и очень стыдно.
Оба засмеялись.
- Кстати, о Хемсворте, - тон Марка стал серьезным. – Что у вас с ним произошло?
- Ничего не произошло, - спокойно ответил Том.
- Сегодня, за целый вечер ты ни разу на него не взглянул. А он на банкете к нам так и не подошел. Вообще, он старался держаться от тебя подальше.
- Я не знаю. Мы давно не общались.
- Том, я уважаю твое право на личную жизнь, - Марк задумчиво размешивал сахар в чае. – Но вам придется общаться целую неделю, а потом, вроде как, у вас начинаются съемки. Ваши прятки рано или поздно кто-нибудь заметит. Будет лучше, если вы решите свои проблемы тихо и мирно за закрытыми дверями.
- Нет у нас проблем, - Том хмуро смотрел в свою чашку. – У него своя жизнь. У меня своя.
- Послушай меня, Том. У каждого из нас своя жизнь, и только своя. Но никому не удалось прожить в одиночку. Близкий человек необходим каждому.
- Ты думаешь, что Крис близок мне? – Том не мог поднять глаз на Марка.
- Том, я был на премьере фильма «Тор» и уже тогда мог с уверенностью сказать, что ближе тебя у Криса никого нет.
- Ты хочешь сказать, что уже тогда заметил, что мы с Крисом… это … - Том не смог закончить фразу. Не смог назвать их отношения нужным словом.
- Том, подожди, я не об этом. Мне не интересно кто с кем спит. И, как однажды выразился Роберт «Это не мое собачье дело!». Вы вместе – единое целое, одна команда. Да, вы имеете право на ссору, но только не тогда, когда от этого зависит ваше будущее. Вам предстоит серьезная работа вместе. У вас двоих могут быть проблемы, но только не сейчас. Ваше отчуждение будет все равно заметно. Это очень плохо скажется на вас обоих. Так что решайте поскорее.
- Подожди. Роберт выразился? Так что, все знали о нас? – Том готов был сквозь землю провалиться.
- Том, никому до этого нет никакого дела. Зато все заметили, как Крис прячется от тебя за рекламным плакатом. Поговори с ним. А то смотреть на вас больно.
- Марк, но как же мне быть, ведь у него семья. Наши отношения закончены.
- Том, это было твое решение? Посмотри на Криса. Ему кажется, что жизнь его закончена. – Марк пристально смотрел на задумчивого Тома. – Подумай хорошенько. А мне пора к себе. Пока не пришел мой менеджер и не разогнал нас как школьников.
Марк встал и направился к двери. Том пошел его проводить.
- Спасибо за совет, Марк, - Том протянул ему руку уже на пороге. – Я подумаю.
- Не за что, Том. Ты обращайся, если что. Доброй ночи.
- Доброй ночи.

2014-10-20 в 01:16 

Maria20092
Том вернулся в комнату в полной задумчивости. С одной стороны Марк был прав – сейчас не время ссориться. Но тогда, как же быть?
Том подошел к зеркалу.
- Локи, и что же мне делать? – спросил он у своего отражения.
Отражение независимо скрестило руки на груди и язвительно ухмыльнулось.
- Ты же просил меня не вмешиваться в твои отношения. Я и не вмешиваюсь.
- А что ты думаешь об этом, - прямо спросил Том.
- Мое мнение ты уже знаешь. По-моему он тебя просто использует для удовлетворения своих низменных желаний.
- Но ведь все мы кого-то используем. Так или иначе.
- Я не вмешиваюсь. Решай сам.
Отражение в зеркале немного изменилось и стало в точности повторять все движения Тома. Вспомнив мудрую Скарлетт О’Хара, Том решил подумать об этом завтра.
Пресс-конференция началась в десять утра. На нее Том приехал не выспавшийся, но вполне бодрый. Подъехали еще не все, но некоторые уже были.
Джереми, убивающим взглядом сверлил своего менеджера. Видимо безалкогольный домашний арест ему не понравился. Эванс кидал на своего менеджера раздраженные взгляды. Скарлетт тоже была в ссоре со своим продюсером. Да, дураков здесь не было. Коварный менеджерский план раскусили все. Потихоньку все подтягивались. Появился Хемсворт, который демонстративно отказывался подходить к Тому ближе, чем на десять метров. Явился явно не выспавшийся Марк. Когда появился чем-то довольный Роберт с дьявольским блеском в глазах, Том понял, что продюсерскому сговору хана.
Их менеджеры тоже не были дураками, они рассадили всех так, что никто из актеров рядом не сидел, а только в окружении менеджеров. Вероятность общения стремилась к нулю. Ровно в десять в зал запустили журналистов.
Пресс-конференция длилась почти четыре часа. Вопросы почти не отличались от вчерашних, изменилась только формулировка. В два часа в зал запустили небольшую толпу избранных поклонников. Пришлось отвечать на эти же вопросы еще раз. К четырем часам пресс-конференция закончилась.
Вчерашняя история начала повторяться. Менеджеры постарались быстро и без лишних разговоров, по одному, развести по номерам своих подопечных.
Том успел обменяться понимающими улыбками с Марком, заговорщицки подмигнуть Скарлетт и состроить загадочную физиономию Эвансу. Потом Люк настойчиво начал подталкивать его к выходу. Но, тут нарисовался Роберт, вместе со своим менеджером.
- Том, на минуточку, - обратился он.
- Нет, нет, нам пора, - зачастил Люк, подталкивая Тома к выходу.
- Да расслабьтесь вы. Я по делу, - заявил Роберт с неподражаемым апломбом.
Том подошел к нему.
- Я слышал, что у тебя были серьезные неприятности? - участливо спросил Роберт. – Если нужна помощь, ты всегда можешь обратиться ко мне.
Оба менеджера облегченно выдохнули.
- Спасибо. Но проблема уже решена. Спасибо за участие, - Том искренне улыбнулся и пожал протянутую руку. И тут же почувствовал, как ему в ладонь скользнул маленький кусочек бумаги.
Роберт ничем не выдал, что что-то происходит. Мы актеры, черт возьми, или где? – подумал Том. Он ловко спрятал за манжетой клочок бумажки и спокойно направился к машине. Всю дорогу сгорал от нетерпения прочитать, что же там написано, но доставать записку при продюсере, даже если тот смотрел в другую сторону, Том так и не решился.
Едва он остался один в номере, тут же развернул записку.
«Вывеси за окошко опознавательный знак – красные труселя. Джерри»
Том перечитал еще раз. Ничего не понял. Странно, что записка от Джерри, а передал ее Роберт. Значит, успели когда-то договориться. Значит, им нужен опознавательный знак снаружи. Только почему трусы? Красные - понятно почему. Красный лучше видно. Зачем трусы? Хотя, шутка вполне в духе Реннера. Оставалась одна проблема. Где их взять? Красных трусов у Тома отродясь не было. Том перерыл весь привезенный с собой гардероб – ничего красного там не было. Где взять? Том вышел из номера и пошел бродить по гостинице в поисках чего-нибудь красного. Том проехался по нескольким этажам, но ничего так и не нашел. Уже отчаявшись, Том пошел обратно, надеясь, на свой страх и риск, попросить у Люка что-нибудь красное.
Двери лифта раскрылись, и прямо перед ним прошла юная девушка в … красном платье.
- Девушка постойте, - он совсем не вежливо схватил ее за руку, но потом опомнился. – Простите, - сказал он и убрал руки.
- Да сэр, вы что-то хотели?
- Ну… э… - замялся Том. Он просто не представлял, как ему заставить девушку снять платье. – Как вас зовут? – спросил он первое, что пришло в голову.
- Натали, - просто ответила она.
- Том Хидлстон, - галантно представился он. - Натали, у вас очень красивое платье.
Девушка покраснела.
- Спасибо, мистер Хидлстон.
- Натали, не могли бы вы сделать мне небольшое одолжение?
- Какое?
- Не могли бы вы …отдатьмнеэтоплатье – на одном дыхании выпалил Том чувствуя себя последним кретином.
- Что? – девушка захлопала глазами.
- Вы только не подумайте ничего такого, мне просто нужно ваше платье, - пытался оправдаться Том. – Я могу купить его у вас.
- Мужчина, вы в своем уме? Зачем вам мое платье?
- Оно красное, - выпалил Том, не подумав, - оно мне понравилось.
- Мистер, это не ваш размер. Вы в него не влезете.
Теперь Том растеряно захлопал глазами.
- Да нет же. Оно мне не для этого нужно, - горячо убеждал Том, крепко держа ее за руку.
- Да отпустите же вы меня, - девушка вырвалась из его захвата. – Я сейчас полицию вызову!
- Подождите, не надо полицию, - испугался Том. – Что вы хотите за это платье? Я все сделаю! Хотите автограф? – Том судорожно искал по карманам ручку. Не нашел. – Хотите денег? Я заплачу, сколько скажете! - бумажника в карманах не было. Оставил его в номере. – А хотите, я вам отдам свою рубашку? – Том путаясь пальцами в петлях расстегивал мелкие пуговицы.
- Помогите! – выкрикнула девушка, - маньяк, насильник! – она сделала несколько шагов назад, двумя руками схватилась за подол, резко дернула вверх и осталась перед Томом в трусах и лифчике.
- На, подавись, извращенец, - кинула она ему платье и бегом скрылась в одном из номеров.
- Спасибо, - только и успел ей крикнуть вслед Том. И, абсолютно счастливый, бегом помчался в свою комнату. Форточкой прижал свою добычу. Теперь красное платье победным флагом свешивалось из окна.
Том сел на диван и начал размышлять. Опознавательный знак с улицы есть. Но не полезут же они в окно. Все равно придут через дверь. Значит, на двери нужно тоже сделать какой-нибудь знак. Вешать что-то слишком рискованно. Тут его взгляд упал на табличку для двери. Она была красного цвета, и надпись на ней была подходящая «Не беспокоить». Том достал ручку и на табличке, прямо рядом с надписью, в приливе творческого вдохновения, коряво нарисовал трусы. Воровато выглянув из номера, он повесил эту табличку на дверную ручку. Теперь можно было спокойно переодеться и ждать.
Только Том натянул удобные джинсы, как в дверь постучали. Не дожидаясь ответа, дверь открылась, и вошел Люк.
- Прости, Том, ты спишь? – продюсер увидел полуголого Тома. – Ой, прости. Я уже ухожу.
Люк Винздор хотел было уйти, но поднял взгляд и у него в буквальном смысле глаза на лоб полезли. Смятое покрывало на постели, разбросанные вещи, полуодетый Том, а за окном на ветру болтается красное женское платье.
- А почему платье за окном висит? – тупо спросил продюсер.
- Эээ, - Том судорожно искал подходящий ответ. – Оно на люстре висело, а потом его сквозняком вынесло, - нашелся Том. – Сейчас достану.
- Я зашел сказать, что самолет завтра в четыре, в три будет машина. Не опаздывай, - он бросил странный взгляд куда-то под кровать и стремительно вышел из номера. Перед тем, как закрыть дверь, он аккуратно поправил табличку «Не беспокоить».

2014-10-20 в 01:17 

Maria20092
Том облегченно вздохнул. По опыту зная, что посиделки большой толпой быстро не заканчиваются, он начал собирать чемодан. Чтобы завтра хоть об этом голова не болела. Он уже застегивал чемодан, как в дверь тихонько поскреблись. На пороге стоял Джерри в патлатом рыжем парике, в темных очках и с наклеенными усами, почему-то черными. Он жестом тайной обольстительницы приложил палец к губам, требуя тишины, и тихо повел его вверх по лестнице. За дверью номера 1708 собрались почти все, кроме Скарлетт.
- Не могу ее найти, - признался Джерри, - она что, ничего не вывесила за окно?
- Скарлетт ищете? – вмешался Эванс. – Она на шестом этаже, номер возле самого окна.
- Без меня не начинать, - строго сказал Джерри и исчез за дверью.
- А как он ищет? Он что, каждый раз на улицу бегает? – спросил Том у Марка.
- Он сфографировал здание на телефон и теперь без проблем отыскивает «меченые» окна.
- Кстати, он сказал, что ты самый заметный – у тебя самые большие красные трусы, - Эванс улыбался во все свои тридцать два.
- Это не трусы, - оправдался Том, - а платье…
Воцарилась полная тишина.
- … женское, - договорил Том, рассматривая вытянувшиеся до земли физиономии.
- Не знал, что ты возишь с собой женское платье, - совершенно серьезно сказал Роберт.
Грянул дружный ржач.
- Это не мое, - начал оправдываться Том.
Тут дверь раскрылась. Джерри наконец-то привел Скарлетт.
- Нет, вы представляете, - кипел праведным неудовольствием Джерри, - она действительно вывесила за окно трусы. Да эти три красных веревочки, на десятом этаже, я разве увижу?
- Да не было у меня ничего красного, - оправдывалась Скарлетт, - эти, и то у подруги позаимствовала.
- Повесила она три ниточки, - продолжал возмущаться Джерри, - нет бы как Том, красное платье за окошко вывесить!
Скарлетт внезапно прекратила оправдываться и пристально посмотрела на Тома. Очень не хорошо посмотрела.
- Ко мне сегодня приходила подруга, Натали, - совершенно спокойно начала она. - Она пришла почти голая, в одних трусах и в лифчике, а потом долго сокрушалась, что какой-то маньяк-извращенец снял с нее новое красное платье.
Все головы как одна повернулись к Тому.
- Так, стоп. Значит, нашему злодею удалось сделать то, что не удалось мне. Раздеть прекрасную Натали? – Роберт задумчиво почесал затылок.
От всеобщего ржача дрогнули стекла.
- Это не ее ли красные трусы болтались у тебя на окне? – сквозь смех спросил Джерри, утирая слезы.
- Ее, - ответила Скарлетт.
Народ слег в истерике.
- А нас не услышат? – беспокойно спросил Эванс, когда все успокоились.
- До ближайшего менеджера пять этажей вниз, - ответил Роберт, разливая виски по бокалам.
Том прошел дальше в комнату. На диване в одиночестве сидел Крис Хемсворт. Он вообще старался не смотреть в сторону Тома. Заросший щетиной, какой-то весь потрепанный и сникший. Такой теплый и близкий. Разыгрывать отчуждение и дальше было просто жестоко. Том подумал и сел рядом с ним. Запах знакомого парфюма.
Ему подали виски.
- Давайте пить за встречу, - провозгласил Роберт. Звон бокалов и радостные улыбки.
Виски оказался очень крепким.
- А закусить есть? – спросила Скарлетт.
- Некогда было, - ответил ей Джерри.
- Ну, я без закуски не могу, - девушка начала капризничать.
- Занюхай чем-нибудь, пахучим, - предложил Роберт.
- Чем?
- У меня носки есть, хочешь, одолжу, - пошутил Джерри. – Скарлет, прекращай капризничать.
- Да ну вас, - обиделась Скарлетт.
- В ванной мыло есть, - выдвинул идею Эванс.
Джерри и Роберт, не моргая, уставились на него.
- Тащи сюда свое мыло, - прикололся Крис.
Эванс ломанулся за мылом.
- Хохмачи, блин, - протянула обижено Скарлетт и одним глотком опрокинула в себя виски, даже не поморщилась.
Вернулся Эванс. Без мыла.
- Мужики, в общем, там мыло жидкое. А дозатор к стене прикручен.
- Да успокойся ты, - Марк усадил его в кресло, - обойдемся без мыла.
- Я тоже без закуски не могу, - Эванс растеряно оглядывался вокруг.
- А у меня в номере фрукты остались, - вспомнила Скарлетт. – Сейчас принесу.
- Стоять! – рявкнул Роберт. – Еще не хватало, чтобы тебя заметили. Зря мы, что ли с Джерри так старались.
- А расскажите, как вы все это провернули, - Хэмсворт обходил всех с бутылкой, наливая каждому еще.
- Все очень просто. Я сбежал из номера и влез к Реннеру в окно, - начал рассказывать Роберт.
– Мы распили заначку и придумали план, - продолжил Джерри. - Роберт раздал записки, а я сбежал из-под ареста, снял этот номер и собрал вас.
- А выпивку кто принес? – спросил Хемсворт.
- Как кто? Я, конечно же, - Джерри чокнулся с Робертом и вместе выпили.
- Деловые, блин, головы, - Скарлетт выпила свою порцию. Поморщилась. – Блин, так нельзя. Надо чем-нибудь закусывать. Пойду соседей ограблю что ли.
- У, тоже мне джентельмены, о девушке позаботиться не могли, - Эванс встал с кресла. – Идем, Скарлетт, я тоже эту дрянь так просто пить не могу.
- Да подождите, - Марк удержал его за руку, - просто закажите фрукты в номер.
- Ага, - не поддержал его Эванс, - а потом этот же официант скажет, что нас всех видел здесь.
- А мы все спрячемся, - выдвинул контр идею Хэмсворт.
Все уставились на него.
- Я прячусь в ванной, - громко крикнула Скарлетт и унеслась в сторону ванной. Прятаться видимо.
Ладно, черт с вами, - Реннер взял телефон и заказал фрукты в номер. Потом стал складывать под диван бутылки виски.
Все задумались, куда будут прятаться.
- Думайте уже быстрее, - ворчал Джерри, снова нацепляя косматый рыжий парик, темные очки.
- Усы не забудь, - пробухтел Роберт и полез в узкий бельевой шкаф вместе со стаканом.
- Вот, детский сад, - недовольно пробурчал Марк и скрылся за открытой дверью в спальню.
Том обошел номер в поисках укромного местечка. Тут его взгляд упал на широкую двуспальную кровать. Том, не долго думая, залез прямо под нее. Место оказалось занято Хемсвортом. Тот подвинулся, сильной рукой обхватил талию и притянул к себе. Том оказался прижат к тяжелому, горячему телу. Такому родному и знакомому до последней черточки. Рефлексы сработали раньше головы. Он, поплотнее прижался к Крису, крепко обнял его и уткнулся носом в знакомо пахнущее плечо и затих. Мимо протопали еще чьи-то ботинки. Кто-то влез на подоконник и спрятался за портьерой.
- Э, кретины, вы чего свои стаканы покидали? – через несколько секунд раздалось раздраженное шипение.
Звон сваливаемой в кучу стеклянной посуды. Грохот закрывающихся ящиков.
- Все что ли спрятались? – шипение Реннера.
Приглушенное «Угу» раздалось со всех сторон.
- Ну, и где это долбанное обслуживание номеров? – раздалось из шкафа. – У меня уже спина затекла тут сидеть.
- А ты зачем в шкаф залез? – голос Реннера из гостиной. – Не мог найти другое место?
- Молча там сиди, - недовольный голос из ванной.
- Не могу, у меня ноги здесь не помещаются.
- А ты сними пару полок сверху и повернись так, чтобы коленки можно было к голове подтянуть, - голос Марка из за двери.

2014-10-20 в 01:17 

Maria20092
В шкафу что-то громко заворочалось, потом раздалось отчетливое «Еб твою ма…» и оглушительный грохот.
- Вот мудак, - в наступившей тишине раздалось увесистое ругательство Джерри.
- Что у вас там происходит? - раздалось из ванной.
- Ты там живой? – беспокойный голос Реннера.
- Блядь! Ебаный шкаф! – приглушенная ругань Роберта.
Хемсворт ослабил свои медвежьи объятия и выглянул из-под кровати.
- Еб твою мать! Чтоб я еще залез в этот блядский шкаф! – возмущался Роберт.
- Хватит орать, - возмущался Джерри, - поднимай давай!
Грохот повторился.
- Хемсворт, мать твою, иди помогай! – проорал Роберт.
Крис вылез из-под кровати. Том тоже выглянул. Бельевой шкаф лежал на боку, распахнув дверцы. Реннер, Роберт и Хемсворт крутились вокруг него, пытаясь поднять его на ноги. Из-за портьеры с подоконника выглядывал Эванс. Из-за двери выглядывал Марк. Дверь в ванную тоже была приоткрыта, из нее выглядывала любопытная Скарлетт.
С применением бычьей силы Криса, им удалось поставить шкаф на место.
- Черт, мужики, у него теперь дверца не закрывается, - озадаченно проговорил Джерри.
- Да нет, нужно просто посильнее по дверце стукнуть, и она закроется, - со знанием дела сказал Крис.
- Да, ну и как я теперь изнутри закроюсь? – недовольный Роберт стоял, уперев руки в бока.
- Ты залезай, я тебя закрою, - предложил Крис.
- Да не полезу я больше в этот ебаный шкаф! – возмутился Роберт.
Раздался громкий стук в дверь.
Роберт одним прыжком заскочил в многострадальный шкаф. Крис мгновенно закрыл дверцу и со всей силы шарахнул по ней кулаком. Дверца закрылась.
- Ааа, еб твою мать! – неслось из шкафа.
Крис в два прыжка оказался перед кроватью, распластался на полу и мгновенно закатился под кровать.
- Заткнулись все! – паническое шипение Реннера.
Воцарилась тишина. Только Крис шумно дышал в ухо Тому.
- Добрый вечер, - раздалось от двери, - ваш заказ. Фруктовая нарезка, большая порция.
- Спасибо, - голос Реннера и снова воцарилась тишина.
Рядом с Томом шумно дышал Крис. Удивленный тишиной Том посмотрел на Криса. В подкроватном полумраке глаза Криса казались темными, шалыми. С приоткрытых губ срывалось тяжелое дыхание. Не соображая, что он делает, Том потянулся к этим губам. Крис перехватил его движение на середине. Сам навалился сверху, целуя сильно, голодно и невероятно нежно. Том жадно отвечал. Как будто бы и не было этих месяцев ссоры.
- А, чаевые что ли? – голос Реннера. - Сейчас поищу.
- Мелочи нету? – раздалось чуть слышное шипение в сторону шкафа.
Шкаф молчал. Реннер направился к ванной.
- Мелочи нету? – прошептал он.
Ванная тоже молчала.
Шаги направились к спальной.
- Мелочи нету? – истерическое задушенное шипение.
У Тома вроде было. Но оторваться от поцелуя он не смог бы даже под угрозой разоблачения. Со стороны двери раздалась какая-то возня. Потом, ноги Реннера странно споткнулись и исчезли где-то за дверью. Через минуту Джереми спокойно вышел и отправился к официанту.
Шелест купюр, спокойное, «Приятного вечера» и хлопок закрывающейся двери.
- Вылезайте, - громко сказал Джерри.
Крис разорвал поцелуй, но, вылезать пока не спешил.
- Да, - голос Скарлетт, - приятно снова почувствовать себя восьмиклассницей!
- Вроде взрослые люди, - голос Марка, - а все в такие игры играете.
- Том, Крис, вы там застряли что ли? – весело спросил Эванс.
- Это я тут застрял, - раздалось истеричное из шкафа.
Крис отпустил свои медвежьи объятия и вылез. За ним вылез Том.
- Да ты пни дверцу посильнее, - дал указание Крис.
- Не могу я ее пнуть, – мне места не хватает, - ворчал Роберт из шкафа. – Давайте вытаскивайте меня отсюда.
Все мужчины окружили шкаф.
- Хемсворт, ты зачем дверцу внутрь шкафа вбил? – озадачено спросил Марк.
- И въехал мне ею по лбу, - недовольный голос из шкафа.
- Как ее теперь открыть? – спросил Джерри.
- А очень просто, - отозвался Крис.
Он с силой дернул дверцу шкафа за ручку. Шкаф угрожающе покачнулся.
- Э, э, э! – раздалось из шкафа.
- Так, держите его, - распорядился Крис.
Все дружно навалились на шкаф. Крис резко дергал за ручку.
- Пошло, пошло, - нестройный хор голосов. – Еще немного и…
Крис отлетел в сторону, держа в руках оторванную ручку от шкафа.
Поднялся дружный ржач.
- Чего вы там? – голос из шкафа.
- Да ручку оторвали, - ответил Том.
- Долбаёбы! – припечатал Роберт из шкафа.
- Может шкаф еще раз уронить, и он сам откроется? – предложил Крис.
- Я вам уроню! – крик из шкафа.
- Тогда попробуй вытолкать дверь изнутри, - предложил Джерри.
- Мне не хватает места, - голос из шкафа.
- Все равно толкай, больше вариантов нет, - отрезал Крис, - мы шкаф подержим.
Все снова навалились на шкаф, а Роберт пытался вытолкать дверцу. Скарлетт сидела на диване, поедала принесенные фрукты и взирала на весь этот цирк.
Входная дверь распахнулась без предупреждения.
- А, вот вы где, - их менеджеры вошли в номер.
Все замерли около злополучного шкафа.
- Вы прямо как дети малые, - заговорил Люк Виндзор. – Взяли и сбежали. Не стыдно?
- Вы не даете нам пообщаться! А мы ведь соскучились друг по другу, - Джерри пошел в наступление.
- Это все было организованно для вашей же безопасности.
- Ну что с нами может случиться? Мы ведь просто общаемся, - Джерри не отступал.
- Сейчас вы напьетесь, разгромите отель, а нам потом выкручиваться, - выступил менеджер Марка.
- Чем напьемся? – Джерри иронично указал на большое фруктовое блюдо.
Взгляды всех менеджеров обратились на застывшую, с куском апельсина в руках Скарлетт.
- Ну, если только без алкоголя, - начал сдавать позиции новый менеджер Джереми.
- Конечно без алкоголя, - подтвердил Эванс.
- Мы еще часик поболтаем, а потом тихо и мирно разойдемся по номерам, - разумный голос Марка.
Решимость менеджеров дрогнула.
- Ну, только если ничего не натворите.
- Конечно, мы просто общаемся, - подтвердил Том.
Продюсеры собрались уходить.
Тут, словно нарочно, медленно, с предательским скрипом открылась заклинившая дверь шкафа. Взгляду всех менеджеров открылся скрюченный в три погибели Роберт. Мятый, всклокоченный, с синяком на лбу. В довершении картины, с одной из нижних полок со звоном выкатился пустой бокал из-под виски.
Марк спрятал лицо в ладонях и покачал головой. Скарлетт скрючило от смеха.
- Твою ж мать! – веско сказал Реннер.
Эванс звонко стукнулся лбом о злополучный шкаф. В голове у Тома громко заржал Локи. Хемсворт задумчиво почесывал затылок.
- Привет, - Роберт из шкафа помахал менеджерам рукой.
- Так, - менеджер Марка был совершенно спокоен, - давайте-ка все по номерам. Завтра рано вставать.
Роберт, наконец вылез из шкафа.
Менеджеры, как в детском саду, взяли своих подопечных за руки и повели по номерам.
- А как вы нас нашли? – спросил Том у своего менеджера уже в лифте.
- Соседи пожаловались на шум из соседнего номера. Нам оставалось идти по наводке.
Том засмеялся. Люк укоризненно покачал головой.
- Все хотел спросить, ты где платье взял?
- Снял со Скарлетт. Вернее с ее подруги.
Теперь смеялся Люк.
- Каждый раз удивляюсь я вам, - сказал Люк уже на пороге, - пока вы по отдельности, вроде разумные взрослые люди, но стоит вам собраться вместе, так превращаетесь в малых детей. И еще, Том, - удержал он его за руку, - до этого дня, ты несколько месяцев так не улыбался. Доброй ночи.
Том остался один. Хандрить больше поводов не было.

2014-10-20 в 01:19 

Maria20092
Глава 9
К трем часам утра, Том был свеж, бодр и собран. Даже успел перекусить. Семь машин уже ждали у выхода. Первым в аэропорт уехал Марк. За ним, не дожидаясь остальных, выехал Том.
К четырем часам утра, правда, с небольшим опозданием, подтянулись все. В частном аэропорту их ждал самолет.
В самолете их разделять не стали. Но запрет на алкоголь остался. Менеджеры, как один, подозрительно покосились на своих подопечных, и расселись на диване вокруг стола. Достали какие-то папки с документами и живо принялись что-то обсуждать.
- Кофе что ль принесите, - не выспавшийся, а от того и хмурый Роберт дернул за рукав стюардессу.
- И мне тоже, - поддержал его не менее недовольный Реннер.
- Всем принесите, - Марк удобно устроился в кресле.
- Что, все теплые вещи захватили? – Эванс похлопал по свертку со свитером.
- Зачем? – не понял Том.
- В Россию же летим. Говорят там круглый год холодно, - поддержал Эванса Хемсворт.
- Это не совсем правда, - усмехнулся Том.
Принесли кофе.
- А я слышал, что у них там медведи по улицам ходят, - Джерри с ужасом взглянул в окно.
- Медведи? – не поверил Эванс.
- Ага. Я даже ролик в интернете видел, - Джерри с видом знатока отпил из чашки.
- Да, ладно вам, - махнул рукой Том, - неправда все это.
- Я тоже читал где-то, что у них медведи нападают на детей и отбирают у них водку, - Крис хмуро уставился в свой кофе.
- Ужас какой! – Скарлетт широко распахнула свои красивые глаза. – А зачем им водка.
- Они ее пьют, - уверено предположил Хемсворт. – Целый день. Даже дети.
- Ой, она вкусная наверно? – удивилась Скарлетт. – Том, ты же уже был в России, ты пробовал водку?
- Скарлетт, я был в России очень давно. Пить тогда не входило в мои планы, - улыбнулся Том.
- А сейчас входит? – Роберт подозрительно прищурил глаз.
- С вами ни в чем нельзя быть уверенным, - пошутил Марк.
- Конечно, входит, - подал голос Джерри, - Том мне обещал.
Том кивнул.
- Я бы лучше Москву посмотрел, - вздохнул Марк.
- Только если это не опасно, - кивнул Эванс. – Мне сказали, что там все люди с ружьями ходят и стреляют по любому поводу.
- Одного тебя никуда не пущу, - возмутилась Скарлетт.
- Да я же с охраной пойду, - укоризненно посмотрел на нее Марк.
- У меня идея, - возвестил Роберт. – Как прилетим, давайте по-тихому сбежим.
- Не получится, - Эванс грустно допил кофе. – Сто пудово там охрана будет. А от русских так просто не сбежишь.
- Это мы еще посмотрим, - у Джерри хитро заблестели глаза. – Черт, как спать-то хочется. Том, сколько нам лететь.
- Чуть больше двенадцати часов, - пожал плечами актер.
- Почти тринадцать, - поправила его Скарлетт.
- Класс, выспаться успею, - потянулся Роберт.
- Да, и правда, давайте спать, - поддержал Марк.
Через полчаса все завернутые в одеяло сладко спали в креслах. Тому не спалось. Он долго смотрел на рассвет, на проплывающие под крылом самолета пушистые облака и думал, как резко может поменяться жизнь.
Не так уж много лет назад, он сошел с трапа самолета в России, совсем никому не известным актером. Та поездка была отвратительна. В то время он мог позволить себе только один из самых дешевых рейсов. Самолет постоянно болтало. На пересадке, самолет задержали на пять часов. Авиакомпания была российской. Обслуживание было отвратительным. В аэропорту его конечно встретили. Только вот автомобиль был, мягко скажем, не новым. Он громыхал и весь трясся. Его долго везли мимо лесов и полей, а потом, наконец, въехали в Москву. И простояли в пробке пять часов. Разместили его в не самом дорогом, отеле. Номер оказался хуже некуда. Обслуживание – отвратительное. К тому же, никто из персонала не говорил по-английски..
Все изменилось. Теперь, он знаменитость. Частный самолет и компания друзей. С такими не страшно съездить и в Россию. На этот раз им пообещали самый лучший отель в Москве, а так же квалифицированных агентов и переводчика.
Менеджеры закончили решать свои вопросы и теперь, стараясь не шуметь, укладывались в своих креслах. Ему тоже неплохо было бы вздремнуть. Том плотнее закутался в плед.
Через несколько минут, убаюканные мерным гудением двигателя, пассажиры частного авиалайнера крепко спали.
- Тише говорите! – чье-то раздраженное шипение.
Том приоткрыл один глаз. За окном самолета было темно. В салоне горел приглушенный свет. Кто-то уже не спал. Том закутался в плед с головой и попытался снова заснуть.
- А нас в аэропорту обыскивать и досматривать будут? – снова громкий шепот слева от Тома.
- Обыскивать? А зачем? – шепот права.
- У них такая контора есть, КГБ называется. Они всех иностранцев досматривают. Вдруг что запрещенного привезли. А у кого что найдут, того сразу расстреляют, - страшный шепот слева.
- Хватит заливать, - недоверчивый шепот справа.
- Я уже был здесь, - шепот слева, - люди из КГБ ничем не отличаются от обычных людей. Только, всегда серьезные, постоянно в пол смотрят и никогда не улыбаются.
- Да ладно тебе, - недоверчивый шепот справа.
- Мужики, вы достали, - недовольный голос Хемсворта.
- Роб, хватит Эванса страшилками пугать, - подал голос Марк.
- Ничего это не страшилки, - в полный голос продолжал Роберт.
- Никто никого досматривать не будет, - сонный голос одного из менеджеров.
- Еще как будут, - сонный голос Реннера, - а вдруг мы геи.
- Геи? – Эванс даже голос забыл понизить.
- Враги номер один в России. Кого заподозрят, что он гей, сразу хватают и отправляют куда-то в Срибир, - не унимался Роберт.
- Куда?
- Туда, где вечная мерзлота, - страшным голосом пояснил Роберт.
- Зачем? – подала голос любопытная Скарлетт.
- Снег убирать, - пояснил Джерри.
- Врете, - категорически отрезала Скарлетт.
- Нет, ты что. Они даже закон такой недавно выпустили!
- Какой? – заинтересовался Хемсворт.
- Черт его знает. Наши правозащитники даже митинг в Вашингтоне по этому поводу устраивали, - рассказывал с видом знатока Роберт.
- Ужас! – восхитилась Скарлетт.
- Тише говорите, а то тут еще люди спят, - понизил голос Марк.
- Тут, по-моему, уже никто не спит, - Роберт ни сколько не понизил голос.
Том улыбался под пледом. Пора было вставать. Раз уж действительно все проснулись.
- С вами выспишься, - Том потянулся.
- Не бойтесь. Мы вас в обиду не дадим, - веселый голос Люка.
Появилась стюардесса, включила верхний свет, собрала одеяла. Через несколько минут подали ужин.
Когда самолет приземлился, наручные часы показывали 5 часов вечера. По-местному, сейчас было 5 утра. Самолет был хорошо освещен прожекторами. Недалеко от трапа их ждал большой фирменный автобус с огромным логотипом Диснея. Несколько человек ждали у дверей.

2014-10-20 в 01:20 

Maria20092
Когда все сошли с трапа самолета, один из них, высокий молодой человек шагнул вперед.
- Доброе утро! Добро пожаловать в Россию. Меня зовут Иван. Я буду вашим проводником и переводчиком, - сказал он на довольно правильном английском. – По всем вопросам вы можете обращаться ко мне.
- Здравствуйте, Иван, - менеджер Джереми пожал ему руку, - у нас сказано, что переводчик и агент – разные люди.
- Произошли небольшие накладки и поэтому сегодня, я весь ваш, - неестественно улыбаясь, произнес Иван.
Бореазан пожал плечами и жестом пригласил всех в автобус.
По внутренней отделке, дорогому убранству было видно, что компания Дисней расстаралась. Даже на шампанское не поскупилась. Но, к сожалению, оно тут же было изъято менеджерами.
Наконец автобус поехал. Все носами уткнулись в стекла, в темноте пытаясь разглядеть очертания местности.
- А кто нас будет досматривать? – спросил Эванс у этого Ивана.
- Досматривать? – удивился он.
- Ну, проверять, не геи ли мы, - с умным видом пояснил Эванс.
Где то сзади Роберт давился от смеха. Менеджеры изо всех сил старались не улыбаться.
- Э… - российский агент явно растерялся, - я об этом ничего не знаю.
Иван достал какие-то бумаги и начал судорожно их листать.
- По плану такого не предусмотрено, - наконец произнес он. – Но, если вы желаете, то это будет немедленно организовано по прибытию в отель.
- Нет, спасибо, - облегченно вздохнул Эванс.
Российский агент удивленно на него посмотрел.
- А почему не видно медведей? – разочаровано спросила Скарлетт.
- Спят еще, наверное, - пожал плечами Реннер.
- Медведи? – удивился российский агент и снова начал листать бумаги. – Какие медведи?
- Которые по улицам ходят, - пояснила Скарлетт.
- Водку у детей отбирают, - продолжил Эванс.
- И на балалайке играют, - завершил тираду Реннер.
Том подавил желание прикрыть глаза руками. Марку этого не удалось.
Иван растеряно хлопал глазами.
- Послушайте, - сказал он, - водка, медведи, балалайка – это все неправда.
Все резко замолчали и отвернулись к окну. Не поверили.
Автобус на приличной скорости летел по, практически, пустым дорогам. Том вспомнил, как в свой прошлый приезд пять часов провел в пробке.
- А почему пробок нет? – спросил он у Ивана.
- Так рано еще. Москва начнет просыпаться только через час, - просто пояснил российский агент.
Все как завороженные смотрели в окно. Начинало светать. Мимо пролетали ярко подсвеченные магазины, вывески. Людей на улицах почти совсем не было.
- Пф, не особо отличается от того же Нью-Йорка, - Скарлетт уселась обратно на сиденье.
- Скоро вы увидите Красную площадь и Собор Василия Блаженного, и тогда увидите разницу, - с гордостью произнес Иван.
Прошел почти час с того момента как они сошли с трапа самолета, автобус остановился около красиво подсвеченного здания.
- Это отель Ритц-Карлтон, - пояснил Иван, – самый лучший отель в Москве. У каждого из вас номер люкс класса с потрясающим видом на Красную площадь.
Отель действительно оказался очень хорошим. Том постоянно сравнивал с прошлым визитом. Не мог не сравнивать. Номера были очень хорошие, обслуживание – потрясающим, а персонал англо-говорящим. Вид из окна - ошеломляющим.
Том сразу же «прилип» к окну. Огромная площадь, подсвеченные здания из красного кирпича, восхитительные расписные купола российского Собора. Том уже видел все это в прошлый свой приезд сюда. Но годы истерли впечатления от величественных зданий, поражающих своей монументальностью. Почти касаясь носом оконного стекла, Том с детским восторгом рассматривал самое сердце Москвы.
Он успел сходить в душ и расположиться, как пришел Люк и принес ему большую папку для подготовки к пресс-конференции. Она содержала приблизительные вопросы и ответы на них. Все это нужно было выучить к завтрашнему дню.
Двенадцатичасовая разница часовых поясов давала о себе знать. К обеду Том предсказуемо устал и, пообедав, завалился спать.
Его разбудил стук в дверь. Заспанный Том поплелся открывать. На пороге стоял Роберт.
- Ты спишь что ли? – удивился он. – Давай собирайся. Пойдем в ресторан.
- Вдвоем? – не понял Том.
- Со всеми. Они уже ждут нас на улице, - поторапливал Роберт.
Том торопливо одевался.
- Шляпу только не забудь одеть, - кивнул Роберт, - а то, не дай бог, кто на улице узнает.
Том нашел подготовленную для таких случаев шляпу с полями, натянул ворот пальто почти на нос. Теперь оба были готовы.
Тихо и осторожно, короткими перебежками переместились они к холлу. Оттуда по одному, с важным видом, вышли на улицу. За углом их поджидало пять конспирирующихся людей.
- Ну, что вы так долго? – шипела Скарлетт.
- Так, тихо все, - шикнул на нее Роберт, - идем молча, строго за мной. Внимание не привлекаем. Понятно?
Все закивали.
Теперь они шли по темным немноголюдным, в этот час, улицам, разбившись по парам. Впереди шел Роберт, который сверялся с картой в телефоне. Внимание случайных прохожих они все равно привлекали, но не сильно. Через двадцать минут Роберт кивнул на красиво отделанный ресторан.
Столик уже был заказан. К превеликому удивлению Тома, официанты здесь оказались англо-говорящими.
- Ну что, какую из кухонь будем есть? – хитро спросил Реннер.
- Раз мы в России, давай те попробуем русскую, - предложил Марк.
Все согласились.
Через минуту официант принес им меню русской кухни на английском языке. На несколько минут воцарилась тишина.
- Все, я сдаюсь. Ничего не понимаю, - возмутился Джерри, - где официант.
Официант тут же появился.
- Что вы нам посоветуете? – Марк не отрывал глаз от меню.
- В этом меню есть превосходные рыбные и мясные блюда. Так же разнообразие вегетарианских блюд.
- Что есть мясного? – заинтересовался Джерри.
- Если вы хотите попробовать национальную русскую кухню, я рекомендую вам пельмени, с мясом птицы или с бараниной.
- А что это такое? - заинтересовался Крис.
- Кусочки мяса, завернутые в тесто. Подаются со сметаной.
- Мне нравится. С мясом птицы, пожалуйста, - решился Эванс.
- У нас прекрасное печеное мясо поросенка и баранина.
- Баранина? – удивился Роберт.
- Баранья нога, запеченная в красном вине.
- Пожалуй, я попробую, - согласился Роберт.
- Мясо поросенка? Бекон? – уточнил Том.
- Свиная корейка, запеченная в шалфее и розмарине.
- Хоть я не знаю, что такое корейка, но я попробую, - пошутил Том.
- И мне тоже, пожалуйста, - попросил сидящий рядом Крис.
- А я хотел бы, что-то из морепродуктов, - попросил Марк.
- У нас есть любая рыба, раки, крабы, креветки.
- Я много слышал о Русском крабе? – спросил Марк.
- У нас подается камчатский краб с приморским гребешком.
- Хотелось бы попробовать, - согласился Марк.
- А я хочу, что-нибудь из старинных русских блюд, - Джерри отложил меню.
- Могу предложить вам рыбу стерлядь или суп борщ.
- А разве суп – это не закуска? – удивился Джерри.
- В русской кухне, нет, - улыбнулся официант.
- Так, - Джерри устал выбирать, - несите и то и то.
- А я слышала о русских блинах, - спросила Скарлетт.
- Какие предпочитаете: сладкие или с мясной и сырной начинкой, или с рыбой?
- Принесите разных. Всякие хочу попробовать.
- Хорошо. Что-нибудь из закусок? Сегодня превосходные раки в пиве и засолка из лесных грибов.
- Мы хотим попробовать все, - распорядился Роберт.
Никто возражать не стал.
- Напитки, - официант подал им винную карту.
- Э нет, - не согласился Джерри, - нам что-нибудь русского.
- Водки, - поддержал его Эванс.
Официант несколько раз растеряно хлопнул глазами и кивнул.
- Мне, пожалуйста, что-нибудь безалкогольного, - сказал Марк.
- Квас или компот? – спросил официант.
- А что это? – удивился Марк.
- Компот – сладкий напиток из ягод, квас – кислый из хлеба.
- Принесите квас, - Марк ухватился за последнее слово, которое он запомнил.
Официант кивнул и испарился.
- Кислый напиток из хлеба, - повторил Марк. – Сумасшедшая идея. Интересно, какой будет на вкус.
- Зря не стал пить с нами водку, - не поддержал его Эванс, - Если ее русские так много пьют, значит, она очень вкусная, наверное.
- И почему мне раньше не пришло в голову в барах заказывать русскую водку? – сокрушался Джерри.
- Вообще-то я удивлен уровнем сервиса, - Марк оглядывался по сторонам.
- Да, для меня это тоже в новинку – кивнул Том. - В прошлый мой приезд все было гораздо хуже.
Появился официант с подносом. Он быстро расставил принесенные закуски.
- Я так понимаю, что маленькие красные омары – это и есть раки? – удивился Эванс. - А как их есть?
- Руками, - улыбаясь, пояснил официант, - в точности, как и креветок, очищая от панциря.
- О, а это что? – что спросила Скарлетт, привлеченная ароматом крупных, белых ломтей.
- Хлеб, пояснил официант. – По русским традициям нельзя есть без хлеба.
Через минуту принесли маленькие рюмки, наполненные прозрачной жидкостью.
- Если рюмки такие маленькие, - с важным видом знатока заговорил Реннер, - то значит напиток очень крепкий.
Через несколько минут принесли остальной заказ.
- Ну что пробуем, - предложила Скарлетт.
Все подняли рюмки и пригубили напиток.
- Господи, какая гадость! – Скарлетт прижимала ладонь к губам.
- Бестолковые, - возмутился Марк, - если напиток подают маленькими порциями, то его надо пить сразу весь.
- А ты откуда знаешь? – удивился Крис.
- Пить я умею, - Марк поднял голову под шокированные взгляды. - Но не буду, - добавил он тут же.
- Это отвратительно, - Эванс залпом проглотил водку. - Как ее только русские пьют?

2014-10-20 в 01:20 

Maria20092
- А все-таки русская кухня на любителя, - сказала Скарлетт ближе к концу ужина.
- На обжору, - Джереми развалился на стуле и чуть дышал.
Марк подозвал официанта и попросил счет.
- Уже все оплачено. Вон тем господином, - он указал на высокого мужчину за барной стойкой. Рядом с которым стояло пять или шесть пустых рюмок из-под водки.
- Иван? – удивился Том. – Давно он тут? Нас искал что ли? А что к нам не подошел?
Иван залил в горло последнюю порцию водки и встал.
- По русским традициям, нельзя людям мешать есть. К тому же вас я нашел, всех предупредил, автобус вызвал, - он пожал плечами. - Да. Заставили вы нас всех поволноваться. Ваши менеджеры подумали, что вас всех похитили, и уже на части разорвали. Если выкуп не требуют.
- Значит, все-таки хватились? – спросил Роберт.
- Еще бы пара минут, и на ноги подняли бы всю российскую полицию, - Иван присел рядом, на принесенный официантом стул.
- Ого, - восхитился Хемсворт.
- А как вы это пьете? – Эванс покосился на ряд пустых рюмок на барной стойке.
- А вы поэтому смылись? Водки выпить? – удивился Иван. – Наверное, у вас у всех есть русские корни.
- Интересная идея. Надо сказать менеджеру – оживилась Скарлетт.
- Хотите, я вас научу пить по-русски? – хитро подмигнув, спросил Иван. – Я в университете в Бостоне, всю параллель научил.
- Нам пить нельзя, - строго сказал Марк.
- Менеджеры что ли запрещают? С ними я договорюсь. Ну что, согласны?
Все переглянулись и закивали.
- Значит так, - воодушевился Иван, - гуляем, то есть учимся, в отеле. Давайте завтра, после премьеры. Продюсерам я скажу, что у вас экскурс в русские традиции и лекция об истории России. Я все организую.
- Ну вот, хоть кто-то нам пьянку организует, - обрадовался Джерри, - а то все я, да Роберт.
- Мы за встречу выпить хотели, полгода не виделись, - пояснил Роберт удивленному Ивану, - а нам никак не удается. Как только не исхитрялись. Не получается.
- За встречу пить - дело святое! - кивнул Иван. – Вы же в России.
Обслуживавшему их официанту достались крупные чаевые. Их выпустили из ресторана с пожеланиями приходить еще. На улице уже ждал тот же самый автобус, на котором они приехали. Через пять минут они были в отеле.
- Ну, вы и додумались, - у Люка заметно дрожали руки, - на российских улицах, одни, в темноте.
- Да ужинали мы. – Том старался его успокоить. – Ничего же не случилось.
- Слава богу, - у Люка все еще дрожали руки.
- Люк, ты прости меня, - Том похлопал его по плечу. – Иди выпей, тебе нужно успокоиться. Обещаю сегодня больше не сбегать!
Следующее утро началось отвратительно – смена часовых поясов, будь она не ладна. Вечером Том никак не мог заснуть, утром никак не мог заставить себя разлепить глаза. Пришлось призвать в помощники ледяной душ и двойной кофе. Как бы то ни было, к десяти утра Том был готов.
Журналисты уже были здесь. Фотосессия проходила на крыше. Том, применяя весь свой актерский талант, пытался не показывать, какая же отвратительная вещь – смена часовых поясов. Он перехватил несколько откровенно недовольных взглядов Роберта и Скарлетт. Очевидно, мучился он не один.
Через два часа фотосессия была закончена. Началась пресс-конференция. Большой зал отеля был заполнен журналистами до отказа. Он мысленно успел тридцать три раза поблагодарить Люка за ту толстенную папку с примерными вопросами и ответами. Иначе, было бы неудобных моментов намного больше. Видно было, что остальные тоже подготовились. Особенно, когда Скарлетт сказала про русские корни. Том усмехнулся, вспомнив разговор в ресторане. Надо же, они со своим менеджером успели переработать этот момент. Спать хотелось просто невыносимо. Наконец, пресс-конференция закончилась. Попозировав немного фотографам, Том вернулся в номер и завалился на кровать.
Стоило только закрыть глаза, как явился Люк. Оказалось, что он проспал уже четыре часа, и пора было ехать на съемки российского шоу. Иван у лифта ждал самых несобранных. Остальные организованно собрались у автобуса.
Как только закрылись двери лифта, кабина проехала вниз совсем не много и встала. Совсем. Хорошо хоть свет не выключился. Иван засуетился. Он что-то очень бурно обсуждал с диспетчером, а потом повернулся к ним.
- Сейчас будут ремонтники. Нужно подождать немного.
Иван взялся развлекать застрявших в лифте гостей байками про российские лифты. Скучно не было. Через пятнадцать минут кабина лифта пришла в движение.
- Все в порядке? – на первом этаже засуетился вокруг них управляющий. – Приносим вам извинения за доставленные неудобства.
- Да ладно вам, - махнул рукой благодушно настроенный Роберт. Том услышал, как облегченно выдохнул его менеджер.
Если уж неудачи стали сыпаться на голову, то их будет много. Это уж Том знал по опыту. Только они решили проблему с застрявшим лифтом, как они попали в пробку. Теперь нужно было справиться с раздражительностью. Все заметили странную езду русских. Они не соблюдали рядность, обгоняли их автобус, прижимаясь близко-близко, и тормозили перед самым носом. Некоторые, не обращая внимания на разметку, ехали прямо по двойной полосе, а особые маньяки обгоняли пробку по встречной полосе движения, хотя явно не могли быть уверены в безопасности обгона. К тому же, дополнительную опасность представляли пешеходы. Они, игнорируя тротуар, шли прямо по проезжей части. Когда зажатый плотным потоком машин автобус перестроился в крайний ряд, стало понятно почему. Широкий тротуар был разрушен. Сплошные дыры и ямы вместо цельного асфальта.
- А если тут кто-нибудь споткнется и упадет? – прокомментировала Скарлетт. – Ведь дорожной компании придется выплатить пострадавшему огромный штраф.
Впереди подозрительно хмыкнул переводчик.
- А почему мужчины все как один идут с маленькими сумочками, - обратился к нему Эванс, - это так по-гейски.
- Как правило, там лежат деньги, ключи и паспорт, - попытался объяснить Иван.
- Паспорт? – удивилась Скарлетт.
- Удостоверение личности, - пояснил Иван. – Что бы в случае чего, предъявить полицейскому.
- Зачем? – удивился Марк.
- Ну, - замялся Иван, - чтобы доказать, что ты - это ты, и здесь живешь. В Москве большая проблема с приехавшими нелегально.
- Прям как у нас в Техасе, - кивнул Джерри.
Наконец, через два часа они выбрались из пробки. Вскоре, в сопровождении огромного количества охраны вошли в здание телецентра. Шоу оказалось совершенно дурацким. Съемки заняли не больше часа, почти столько же времени ушло на раздачу автографов.
На премьеру они поехали уже на автомобилях. В сопровождении огромного количества охраны. Теперь на машины охраны были приделаны мигалки, так что больше в пробке они не стояли. Их колонну пропускали без очереди. Было непривычно, но, честно говоря, приятно.
Перед входом в кинотеатр «Октябрь» их поджидала огромная толпа фанатов. Теперь стало понятно, зачем нужно было столько охраны. Любовь российской аудитории просто зашкаливала. Проходя по ковровой дорожке и раздавая автографы, Том заметил, что особо ревностные фанаты взобрались на стоящее неподалеку дерево. Ветки у дерева были не очень толстыми, и это было опасно. Он попытался обратить внимание переводчика на этот факт. Иван просто пожал плечами и сказал что-то типа: «Ничего с ними не случиться. Сами слезут!».
Премьера прошла без особых неприятностей. Тому не понравилась организация – было слишком много посторонних людей, а так же представителей прессы. Он краем уха слышал, что у Роберта случилась какая-то неприятность, но решил это выяснить вечером в отеле. Это был очень долгий день. Но ближе к вечеру, он почувствовал прилив энергии и ни капельки не устал.
В отель они возвращались так же на отдельных машинах. В отличие от выспавшегося Тома, Люк явно устал.
- У нас есть еще какие-нибудь планы? – спросил Том.
Люк кивнул.
- Вы не успели посмотреть Москву, познакомиться с культурой, поэтому для вас выделили несколько часов на лекцию о культурных ценностях и истории России.
Том сдержано улыбнулся. Знал он, что это за лекция.
- А вы будете с нами? – наигранно равнодушно спросил актер.
- Нет, у нас запланирована своя программа, - раз уж за вами присмотрят.
- Люк, видно, что ты устал. Может, никуда не поедешь? – заботливо спросил Том.
- Ну уж нет, - Люк помотал головой. – Выспаться я в самолете успею, а когда еще доведется побывать в России.
- Как знаешь, - Том хитро улыбнулся.
Его продюсер подозрительно на него покосился, но ничего не сказал.
В отеле было тихо. У самого номера его ждал Иван. Менеджер благодарно кивнул и передал опекаемого с рук на руки.

2014-10-20 в 01:36 

Maria20092
Просторный номер класса люкс наполняло возмущение Роберта.
- Какая бестактность! – возмущался Роберт. – Как вообще они посмели задавать мне такие вопросы?
- А что случилось? – Том только вошел и не успел разобраться в сути проблемы.
- Они посмели предположить, что я наркоман и пьяница. Они сказали, что много пью! Верх бестактности – спрашивать об этом у гостя!
Эванс, Хемсворт сочувственно кивали головами.
- Да я этого журналиста засужу! – продолжал распинаться Роберт. – Скажите, разве в вашей стране принято обижать гостей? – обратился он к переводчику.
Иван почесал затылок, не зная как объяснить.
- У нас такие вопросы совершенно нормальны. И отвечают на них с гордостью. Разговоры, кто сколько пил, а потом бросил, являются предметом похвалы. Даже, чем больше человек пил, тем его больше хвалят. Я хочу сказать, что никто вас не хотел обидеть.
Сбитый с толку, Роберт растеряно захлопал глазами.
- Подожди, это значит, что русские гордятся тем, что пьют? – озадачено спросил он.
- Еще как! – с некоторой гордостью покивал Иван. – У нас даже принято рассказывать истории, кто как пил.
- Подождите, - вмешался Марк, - если мы напьемся, то в России мы можем этим гордиться?
- А если еще об этом вся Россия узнает, то вас вообще, за своих примут, - с хитрым видом добавил переводчик.
- Истории? – заинтересовалась Скарлетт, - А расскажете нам одну?
Иван кивнул.
В одной из комнат номера был сервирован стол. Только очень не привычно сервирован. Весь стол был заставлен всякими видами салатов, а между ними стояли бутылки с прозрачной жидкостью. Водкой, надо полагать.
- Это типа шведский стол? – удивился Джерри.
- Ну, почти, только едят сидя за этим же столом, - пояснил Иван.
- Я не могу прочитать, - пожаловался Джереми. Он взял одну из бутылок и старательно пытался прочесть этикетку.
- Это настоящая русская водка называется «Белочка». То, что вам вчера подавали в ресторане, это не водка, а бурдомага.
- Что-что, простите? – не понял Том.
- У нас, в ресторанах для иностранцев, водку всегда разбавляют водой, - пояснил переводчик. Он разлил по маленьким рюмками и раздал. – Вот, попробуйте, – Иван кивнул всем и одним глотком осушил рюмку.
Все последовали его примеру.
- Обязательно закусывайте, - пояснил Иван, глядя на сморщенные физиономии.
- Ой, а что это? – заинтересовалась Скарлетт, разглядывая закуску.
- Это настоящая русская еда, - с гордостью пояснил переводчик. – Тут соленые огурцы, квашеная капуста, маринованные грибы, селедка и, более привычные вашему вкусу салаты.
- Неплохо, - отозвался Роберт, закусив соленым огурцом.
- А вы, почему не закусываете? – подозрительно спросил Марк у Ивана. Он сразу отказался от водки, налив себе найденный на столе сок.
- А я привычный. И после первой не закусываю, - Иван начал наливать всем по следующей рюмке.
Гости-иностранцы в восхищении уставились на него.
Иван довольно заулыбался и выпил. Все остальные тоже.
- Вы нам историю обещали, - напомнила Скарлетт.
- Вы, наверное, знаете, что почти у каждого в России есть небольшой загородный участок земли. Участок совсем маленький, и на нем построен домик, чаще всего самодельный. Называется «Дача». Летом туда приезжают отдыхать и еще выращивают там овощи, фрукты и ягоды. Каждая семья – свои.
Все заворожено слушали. Даже жевать перестали.
- В выходные мы с моим другом Толиком поехали на дачу. Его жена попросила собрать созревшие яблоки. Ну, мы с другом сначала выпили, а под вечер вспомнили про яблоки. Снизу дерева мы яблоки собрали, а как собрать на верхушке? Лестницы у Толика не оказалось. Оставлять жалко – сами ведь выращивали. Толик полез на эту яблоню, но ветки на верхушке тонкие оказались. Короче говоря, свалился он оттуда. Поранился весь!
- Что, скорую помощь вызвали? – ужаснулась Скарлетт.
- Какой там, - Иван махнул рукой, - скорая туда не проедет.
- Тогда спасателей? – трезво предположил Марк.
- Нет, просто водкой полили для дезинфекции. Вот и все. Посидели, подумали, еще выпили, - Иван, не прерывая рассказа, налил еще по одной. – Тогда я предложил яблоки с верхушки сбить. Оказалось, что сбивать тоже нечем. И пошли мы искать в ближайший лес. Как назло, не нашли ни одной длинной палки. Зато нашли большущую корягу. Наверное, это корень от выкорчеванного пня был.
Рассказ Ивана был с небольшими секундными заминками, как будто бы он подбирал нужное слово.
Переводчик опрокинул в себя еще одну рюмку, закусил. Актеры заворожено последовали его примеру.
- Так вот, - продолжал он, - принесли мы эту корягу на дачу. Мы оба сильные, так что решили подкидывать ее вверх и так сбивать яблоки. Мы, два здоровенных мужика, с богатырским криком «Ха!» подкинули в первый раз. Бревно почему-то полетело не в яблоню, а строго вверх и чуть было не упало на нас. Мы еле успели разбежаться. Мы выпили еще, для точности. Подкинули во второй раз. Теперь коряга улетела слишком высоко и упала на грядку с помидорами, - Иван взял с блюда соленый помидор, повертел им для наглядности и съел. – Все помидоры – в хлам! Ну, мы выпили еще раз, для большей точности, и в третий раз подкинули корягу. Попали. Но эта сука вместо того, что бы сбить яблоки, сломала верхушку дерева. Яблоки мы собрали. Только вот на верхушке яблоки-то неспелые оказались. Теперь Толик начал горевать, что жена ругаться будет, за неспелые яблоки. Мы с горя еще выпили. Тут начали подтягиваться соседские мужики, давай спрашивать, что мы тут строим, раз кричим так громко. Мы мужикам тут всю нашу трагедию рассказали, все вместе выпили, - Иван выпил еще рюмку. Гости-иностранцы старались не отставать. – Тут, один из соседей предложить сварить из неспелых яблок компот. Типа жена не заметит, да еще и похвалит за помощь.
- Компот? – переспросил Хемсворт.
- Ну, сладкий напиток из яблок, - пояснил переводчик. – Ну, так вот. Свалили мы все неспелые яблоки в большую кастрюлю, насыпали туда сахара, сколько нашли, из той коряги развели костер и поставили яблоки вариться. Пока вода закипала, мы еще все вместе выпили за хорошую идею. Когда попробовали, оказалось, что сахара положили мало – слишком кисло. Сахара больше нет. Тогда мужики предложили накидать туда ягод. К счастью у Толика на даче малина была поздняя, как раз поспела. Полезли мы за этой малиной. А кусты-то колючие-преколючие! Мы с Толиком уже нетвердо стояли на ногах, поэтому в эти кусты постоянно падали. Я весь исцарапался. А Толик зачем-то решил, что малину можно и лежа собирать. В общем, Толик запутался в этих колючих кустах. Мы с мужиками давай его оттуда вытаскивать. Он весь грязный, изодранный, исцарапанный, но с малиной. Мы довольные, только хотели свежесобранные ягоды покидать в кастрюлю с яблоками, но тут оказалось, что пока мы Толика из кустов доставали вода в кастрюле вся выкипела. Мы не учли, что яблоки плавают, а когда вода кипит, они эту воду расплескивают. Послал меня Толик за питьевой водой, сказал, что стоит в доме под столом в водочных бутылках.
- В бутылках? – удивился Хемсворт, - а разве из поливного шланга налить нельзя было?
Иван уставился на него, как будто у Криса выросла еще одна голова.
- Вода из шланга не питьевая, грязная и мутная. Годится только для поливки, - попытался объяснить переводчик.
- Странно, я дома спокойно могу попить прямо из поливного шланга, - Крис пожал плечами.
- Да тут и отеле вода плохая, - поддакнул Эванс, - пить невозможно.
- В России из крана пить нельзя, - нахмурился Иван, - как минимум можно получить сильнейшую диарею.
Роберт, Хемсворт, Джереми и Марк заметно заволновались.
- Вы пили что ли? – переспросил Иван. Он налил четыре рюмки и передал им. – Пейте, лучшее средство от плохой воды!
- Я не пью, - оказался Марк.
- В России, не выпить с русским – показать свое не уважение. Ты меня уважаешь? – серьезно спросил Иван.
- Конечно, уважаю, но… - сопротивлялся Марк.
- Лучше выпей, - поддержал Джерри, - а то мало ли.
Марк сдался. Выпил. Все остальные тоже подняли рюмки.
- Ну что дальше-то было? - заинтересовался Том.

2014-10-20 в 18:31 

Maria20092
- Дальше? – переспросил Иван, почесал затылок, - а да. Принес я две бутылки воды и вылил в кастрюлю. Мы еще туда свежих ягод накидали. Выпили еще. Через некоторое время проверили наш компот. Оказалось, что я воду с водкой перепутал. У Толика под столом среди бутылок с водой были спрятаны от жены две бутылки с водкой. Их-то я и вылил. То, что у нас получилось – сумасшедшая гадость. Сладкая горячая водка с яблоком и малиной. Все мужики попробовали и сказали, что с закуской сойдет. Теперь мы пили только наш компот. После очередного стакана у одного из мужиков зрение улучшилось, он Толику заявил, что у него второй этаж слишком низко построен. Толик давай утверждать, что он строил по государственным стандартам. Решили замерить. Чем? Прыжками со второго этажа.
- Господи, - ужаснулась Скарлетт.
- В целях безопасности эксперимента, я предложил прыгать в бассейн. Бассейн у Толика оказался только детский, надувной. Вот мы его надули, водой наполнили. Этот зрячий мужик спрыгнул с окна второго этажа и промахнулся мимо бассейна.
- Убился? – с ужасом спросил Эванс.
- Нет, ушибся только. Ну, мы его ссадины нашим водочным компотом промыли для дезинфекции. Он еще и внутрь залил, вареным яблочком закусил. Прыгнул во второй раз. Попал. Детский бассейн не выдержал и лопнул, облил всех водой. Мы этого прыгуна снова компотом полили, но прыгать больше не пустили. Ему пришлось признаться, что нормальная высота второго этажа. Тут привлеченные грохотом пришли жены и растащили своих мужиков по домам. Вот такая история.
- А что жена твоего друга сказала насчет компота? - интересовалась Скарлетт.
- Она долго ругалась насчет сломанной яблони, переведенного сахара. А потом за пьянство побила его пустой бутылкой.
- Теперь в тюрьме сидит, наверное? – предположил Роберт.
- Сидит? – удивился Иван. – Нет, у нас в России женщинам бить мужчин можно, но мужчинам женщин нельзя. Сажают за это. Тогда Толик попытался соврать, что он не пил. Но его супруга увидела того соседа, которого мы компотом дезинфицировали. Тот заснул прямо у него на грядке. Компот был с сахаром, и наш сосед от этого стал липким. Пока он спал, на него вся грязь налипла, так еще и мухи вокруг вились. В таком виде он жену Толика и встретил. Вот Толику и не удалось соврать. За это и получил по голове. Так что давайте выпьем, что бы нам все всегда удавалось.
Все его поддержали. Даже Марк.
- Хорошая история, - кивнул Джерри.
- А может, устроим танцы, - предложила Скарлетт.
- Без проблем, - отозвался Иван и включил встроенный в шкафу музыкальный центр.
Почти все песни были на русском, но Скарлетт это было уже не важно.
После ее недовольного «А че, никто не танцует?!» к ней присоединился Джерри. Все остальные, молча выпили за танцы. Через некоторое время Джерри утомился.
- Может быть, со мной кто-нибудь потанцует? – возмутилась Скарлетт, когда заиграла медленная музыка.
Никто не был уверен в своей способности твердо стоять на ногах. Поэтому, все отказались.
- Эх вы, джентльмены, - Иван встал и довольно четкой походкой направился к Скарлетт.
- Мадам, разрешите пригласить вас на танец, - Иван галантно опустился перед ней на одно колено.
Скарлетт сделала шутливый реверанс и согласилась. Они стали раскачиваться в такт музыки.
- Я тоже хотел, - возмутился Джерри.
- Раньше думать было надо, - хлопнул его Хемсворт по плечу.
Джерри окинул его мстительным взглядом.
- Тогда я пойду танцевать с … Томом! – и он решительной раскачивающейся походкой направился к Тому.
Том честно попытался отказаться. Но настойчивый Джерри все равно стянул его со стула.
Оба были пьяны и плохо стояли на ногах. Долго примеривались с руками. Кода определились, попытались раскачиваться в такт музыке. На деле получилось стуканье двух пьяных тел, наступание друг другу на ноги и попытки удержать попеременно падающие тела.
- Моя очередь! – категорично заявил неожиданно появившийся Хемсворт.
Том как-то плавно переместился в другие руки. Он почувствовал, как его прижали к твердому телу. Не дали споткнуться, упасть. Теперь, Крис крепко прижимал его к себе, Тому оставалось только переставлять ноги. Запах знакомого парфюма, и родной терпкий запах кожи Криса. Тя¬желое, го¬рячее, шум¬ное ды¬хание на шее зас¬тавля¬ло ко¬лени под¬ги¬бать¬ся. Пол под ним рас¬ка¬чивал¬ся. Неожиданно Том вспомнил их знакомство, их первую ночь вместе. Ясно, как будто было вчера, он помнил, как от ко¬личес¬тва вы-пито¬го, от ка¬саний мяг¬ко¬го язы¬ка, от собс¬твен¬но¬го воз¬бужде¬ния кру-жилась го¬лова. Помнил, как Крис от¬ки¬нул¬ся на кро¬вать, рас¬сте¬гивая джин-сы. Вспомнил, как буг¬ря¬щи¬еся мус¬ку¬лы уп¬ру¬го пе¬река¬тились под олив¬ко-вой ко¬жей, глад¬кие и со¬вер¬шенно жес¬ткие на ощупь. И Крис, обал¬денно пах муж¬чи¬ной, сам¬цом. Промелькнуло четкое и ясное воспоминание, как Том язы¬ком про¬чер¬тит влаж¬ную до¬рож¬ку по осо¬бо вы¬пира¬ющим буг¬рам мышц, сли¬зывая тер¬пкий аро¬мат со¬лоно¬ватой ко¬жи.
Том поднял голову и посмотрел на влажные приоткрытые губы Криса. Он помнил, какие они на вкус. До невозможности хотелось поцеловать их. Но было нельзя. Совсем нельзя. Даже чуть-чуть. Том не помнил почему.
- Я хочу тебя, - чуть слышно сказал ему на ухо Крис.
Том закрыл глаза, борясь с желанием начать расстегивать рубашку Криса.
- Ну вот, давно бы так, - от резкого окрика Джерри он будто бы проснулся и испуганно отпрянул. – А то бегают друг от друга, не разговаривают.
- Все мы разговариваем, - возмутился Хемсворт. – Том, тебе налить?
Том кивнул и поспешно сел, скрывая под столом свое возбуждение. Крис передал ему бокал и они, чокнувшись, выпили. Том мельком взглянул в глаза Крису. Чуть не поперхнулся. В его глазах ярко горело обещание.
- Вот черт, - раздалось со стороны Эванса. На его светлых штанах прямо между карманами расползалось темное пятно. Он старался держать от себя подальше полупустой стакан.
- Мне надо переодеться, - заявил Эванс после паузы.
- Куда собрался? – перехватил его Роберт. – Если тебя сейчас в таком виде заметят, хана вечеринке.
- Ну не могу же я так ходить, - возмутился Эванс.
- Пятно надо замыть под краном, - выдвинул революционную идею Марк.
Крис скрылся в ванной. Через минуту вышел оттуда в совершенно мокрых штанах. За ним оставалась мокрая дорожка.
- Снимай, - распорядился Иван, - сейчас мы их на балконе развесим. Сухие будут через полчаса.
Крис засомневался.
- Снимай, снимай, - поддержал его Роберт.
- Стесняешься, что ли? – предположил Джерри. – Нечего нас стесняться, здесь все свои.
Эванс снял мокрые штаны и отдал их Ивану. Тот унес их на балкон. Крис остался в одной рубашке и носках.
- Ну и видок, - прокомментировала Скарлетт. – Было бы лучше, если бы ты рубашку снял.
- Можно ведь рубашку вокруг бедер обмотать, - выдвинул идею Том.
- Точно, - поддержал его Марк.
Эванс с сомнением посмотрел на них, снял рубашку и намотал ее на подобие юбки.
- Что это вы делаете? – заинтересовался появившийся с балкона Иван.
- Штаны из рубашки, - объяснил Роберт.
- Не так надо! – возмутился Иван.
Он быстро размотал завязанную рубашку. Расстегнул манжеты.
- Суй сюда ноги, - распорядился он указывая на рукава.
- Ну, рукава для рук вообще-то, - Эванс смотрел на него, как на идиота.
- Я лучше знаю, - отрезал Иван. – Суй!
Эванс аккуратно протиснул ноги в рукава. Иван поддернул рубашку вверх и застегнул пуговицу на животе. Ворот рубашки оказался у Криса прямо между ног, своим вырезом демонстрируя белые трусы.
- Вот как надо! – гордо заявил Иван и выпил еще рюмку. И Эвансу налил.
- Прикольно, - высказался Марк по поводу прикида Эванса и налил себе еще.
- Не вздумай снять, - погрозилась Скарлетт, маслеными глазками, рассматривая шесть идеальных кубиков пресса, и выглядывающие из горловины рубашки части тела, затянутые в белые трусы.
Джереми кругом обошел Эванса, придирчиво оглядел со всех сторон, поправил воротник и заявил:
- Я так видел на неделе моды в Париже. Точно так же было. Я еще сильно удивился, что это за мода такая?! Так что Крис, - он хлопнул Эванса по плечу, - у нас сегодня самый модный!
- За это надо выпить! – провозгласил Роберт.
- Ну кто пьет водку на неделе моды в Париже? – Скарлетт пристально рассматривала поданный ей стопарик. – Там пьют шампанское. Хочу шампанское!
- Тебе плохо не будет? – покосился на нее Марк.
- С шампанского плохо не бывает, - оптимистично пожала плечами Скарлетт.
- Да, я тоже лучше перешел бы на шампанское, - поддержал ее Том.
Иван по телефону заказал в номер бутылку шампанского.
- Но мы ведь не на неделе моды, - возразил Роберт.
- Сейчас мы это устроим. Крис, пройдись, как по подиуму, - попросила Скарлетт.
Эванс с важным видом продефилировал по комнате.
- Кто так ходит? – возмутился Джерри. – Надо вот так.
Джерри, покачивающейся походкой прошелся по комнате, виляя задом.
Все зааплодировали. Реннер шутливо поклонился и вернулся на свое место.
Эванс попытался повторить. Ноги пьяно заплетались. То, что торчало из ворота, при каждом шаге раскачивалось в стороны.
- Это у нас не неделя моды, а стриптиз шоу, какое-то! – возмутился Хемсворт.
- Я и стриптиз могу, - заявил Эванс.
- А давай, - великодушно разрешила Скарлетт.
Эванс потянулся к застегнутой пуговице. В дверь постучали. Иван пошел открывать.
- Сейчас я угощу вас лучшим шампанским в мире, - торжественно объявил он, потрясая бутылкой. – Шампанское «Советское» - продается только в России.
- И мне наливай, раз такое дело, - решился Роберт.
- Всем наливаю вообще-то, - Иван разливал шампанское в высокие фужеры.
- Наливай, - махнул рукой Марк, - Пить, так пить.
- Ну, тогда за высокую моду, - объявил Джереми, поднимая фужер.
Эванс для верности покрутил передом.

2014-10-20 в 18:32 

Maria20092
- Что-то я не пойму вкуса, - пожаловалась Скарлетт. – Налей мне еще.
Иван галантно налил даме еще шампанского.
- И все-таки не умеет Эванс по подиуму ходить, - вздохнул Джерри.
- Мне рубашка мешает, - оправдывался Эванс.
-Сейчас мы это проверим, - Джерреми быстро раздевался. Последовав примеру Эванса, он натянул рубашку на ноги и кое-как застегнул пуговицу.
Скарлетт, раскрыв рот, разглядывала черные трусы, в вороте синей рубашки Джерри.
- Идти надо от бедра, - Джерри показал как надо, но запутался в своих ногах и чуть не упал.
- А я так и делал, - возмутился Эванс.
Скарлетт, поудобнее устроилась на кресле. Теперь она с нескрываемым удовольствием наблюдала за двумя пьяными, полуголыми телами, трясущими перед ней разными частями тела.
- Что-то мне стало душно, - объявил Роберт, - пойду, прогуляюсь. Марк, ты со мной.
Марк кивнул, и цепляясь за стулья, стены и шкафы, добрался до Роберта. Не дойдя пары шагов, он споткнулся и упал прямо на покачивающегося Роберта. Четыре ноги – не две, устоять получилось. Прямо так, в обнимку, поддерживая друг друга, они отправились «подышать». Они совсем немного промахнулись мимо балконной двери и, объединив усилия, с легкостью раскрыли окно.
- Что-то тут порог высокий, - Роберт, кряхтя, взобрался на подоконник.
- Ты уверен, что нам сюда? - Марк удивленно посмотрел вниз.
- Давай быстрее, тут такой воздух свежий, - Роберт раскачивался на сквознячке, как будто там был десятибалльный ураган.
Мимо Тома стремительно прошагал Иван.
- Подождите, мужики, вы не туда пошли, - он мешал Марку взбираться на подоконник.
Предметы пред глазами Тома стремительно теряли четкость, комната резко меняла форму.
- Я пойду, умоюсь, - сообщил он оставшемуся за столом Хемсворту.
Том пошел искать ванну. Шел-то он прямо, только перед ним постоянно вырастала стена, и каждый раз, разная. С первой дверь он не угадал. Он не запомнил, что это было, но явно не ванная. Со второй дверью тоже промашка вышла. Когда открыл третью дверь, облегченно вздохнул – нашел. Кое-как дотянулся до выключателя. Вспыхнул свет. Том окрутил кран. Крепко держась за раковину, он сунул голову под кран. Но намокнуть ему не дали. Развернули. Лицо Криса расплывалось перед глазами.
- Я не могу больше ждать. Хочу тебя, - его хрипловатый голос.
Дальше были, такие знакомые, жестковатые губы, болезненные укусы в шею, сильные руки. Том цеплялся за знакомые плечи, стараясь не упасть. Не понимая, что делает, он непослушными пальцами рвал то ли свою, то ли чужую пряжку ремня. Как-то резко закружилась голова, его ноги потеряли точку опоры. Секундная вспышка боли растворилась в ярком удовольствии. Том вцепился зубами в открытый участок великолепно тела. С каждым резким толчком, сжимая зубы все сильнее, остатками сознания ощущая явственный вкус крови. Хотелось вплавить в себя, впитать этого человека. Так хотелось, что он готов был сожрать его, лишь бы не отпустить. Голова, крутанулась сильнее и стало так, хорошо-хорошо. В горле зародился животный рык, прокатился по телу и осел на зубах. Снова ощущение пола под ногами и чьи-то руки бережно поддерживают, одевают.
Том стоял, крепко держась за раковину, уставясь на текущую воду. Что он тут делал? Ах да, пришел умыться. Том, кое-как ополоснул лицо водой и вышел.
Прямо на столе, восседал Хэмсворт и жадно пил водку прямо из бутылки. Скарлетт, Джерри и Эванс теперь втроем стояли в обнимку и целовались. Том понял, что по кругу. Сначала Скарлетт с Эвансом, потом Эванс с Джереми, а потом Джереми со Скарлетт. Скарлетт, сама уже была без лифчика, но еще в трусах.
Иван пытался научить Роберта и Марка какому-то замысловатому танцу. Все на ногах стояли плохо, так что получалось у них не очень.
- Эй, Том, иди к нам, - закричал Иван, махая руками. – Идите все сюда.
- Эванс, Реннер, харош лизаться! – Роберт пытался растащить прилипшую друг к другу троицу.
Когда тройничек распался, стало заметно, как из ворота рубашки, прям как рог у единорога, гордо торчат вставшие члены.
- Прикройтесь, - строго погрозил им Марк, - тут дамы! – Он покачнулся и чуть было не упал.
Хемсворт кое-как слез со стола, уронив на пол какую-то посуду.
- Мы тут учим ламбаду! – торжественно объявил Иван. – Надо делать так, - он немного потоптал ногами на месте, - а потом так, - он поднял ногу в сторону, - и снова так, - снова потоптал ногами, - и еще вот так, - и поднял в сторону уже другую ногу.
Том попробовал вроде получилось. Неплохо так получилось.
- А теперь встаем паровозиком, - скомандовал Иван.
- Как? – не понял Марк.
- Встаем друг за другом, - все попытались построиться, - кладем руки на талию, да не свою, а впереди стоящего, - разорялся переводчик, - и пошли.
Том вцепился в чью-то клетчатую рубашку, и повинуясь «паровозику» пошел, как учили.
- Лаа лаллалал лала лллалала лалалалаа, - орал впереди Иван.
Том старался вскидывать ногу вместе с впереди идущим. Получалось так себе. Их «паровозик» постоянно заносило в разные стороны, и Том, судорожно вцепившись в клетчатую рубашку, честно старался не упасть.
- Ногу поднимаем одновременно – командовал Иван, не прекращая песни. – Лаа лаллаЛал лала Ллалала ЛалалаЛаа, - орал Иван, стараясь выделять голосом момент, когда надо вскидывать ногу.
Ихний «паровозик» качнуло и нехило приложило об стену. Том ударился плечом, в такт подпнул стену и, не сбиваясь с ноги, пошел дальше.
Кто-то резким взмахом ноги задел телевизионную тумбу. С диким грохотом что-то упало. Кажется плазменный телевизор.
Не прошли они и нескольких шагов, как кто-то сзади неуклюже споткнулся и с матюками упал. Через секунду на Тома кто-то навалился, и Том тоже упал на впереди идущего. Последним на четвереньки упал Иван. Произошла небольшая заминка. Том попытался подняться на ноги, но пол постоянно менял угол наклона, так что встать ему не удалось. Никому не удалось.
- А, похуй, продолжаем, - услышал он сзади голос Хемсворта.
- Только тесно тут, надо в коридор идти, - чье-то разумно предложение.
- Значит, так же идем в коридор, - заявил Иван. - Лаа лаллалал лала лллалала лалалалаа.
Том полз на четвереньках, старался в нужный момент вскидывать ногу в сторону, изо всех сил старался дотянуться до талии впереди идущего.
- Лаа лаллалал лала лллалала лалалалаа, - Иван по стенке поднялся на ноги. Повернул ручку. Открыл дверь. Сделал несколько шагов вперед. -Лаа лаллалал лала лллалала лалал….. – песня потихоньку стихала.
Том поднял голову, посмотреть, почему песня стихла и наткнулся взглядом на ошарашенное лицо Люка. Собственно говоря, выражение лица у всех менеджеров было совершенно одинаковым.
***

2014-10-20 в 18:34 

Maria20092
Остаток ночи Том проспал в туалете. Организм так старался избавиться от алкоголя, что желудок выворачивался наизнанку. К утру немного полегчало. Том доплелся до кровати и тут же вырубился.
Сквозь задернутые шторы просвечивали отвратительно яркие лучи света. Омерзительно громко шумел кондиционер. В глаза будто бы песка насыпали. Том попытался встать. Зря это он. В голове тут же зашумело, кровать закачалась, веки налились свинцом, сильно заболела задница. Том побрел в ванную, безумно хотелось умыться и почистить зубы. Раздевшись, Том с удивлением рассматривал в зеркале огромный лиловый синяк на плече, два ярких засоса на шее. Лицо его было бледно зеленого цвета, отекшее и опухшее. Живот был перепачкан засохшей спермой. Том встал под холодный душ. Голове немного полегчало. Открутил кран с горячей водой. От мыла, в заднице защипало. Чем я вчера занимался? – думал Том, прислонившись похмельной головой к холодному белому кафелю.
Последнее его воспоминание о вчерашней «лекции по русской культуре и истории» заканчивается, большим расплывающимся пятном на светлых брюках Эванса.
Том вылез, обмотался полотенцем, и прислонился к раковине. С грустью посмотрел на свою отекшую физиономию.
- Локи, - жалобно позвал он, - а что вчера было?
Изображение в зеркале поменялось. Его сквозь его бледное лицо проглянули острые черты лица Локи. Цвет глаз переменился, став отвратительно ярким. Локи ехидно усмехался.
- Давно я так не напивался, - пожаловался ему Том.
- Ты не напивался только благодаря моей силе. А вчера я не стал вмешиваться. Как и обещал, - Локи пожал плечами.
- А что вчера было? – с несчастным видом спросил Том.
- Что, задница болит? – участливо поинтересовался Локи.
- Ага, - покивал Том.
- Странно, что не совесть, - припечатал Локи.
- Что мы натворили? – Том схватился за гудящую голову.
Локи пожал плечами и провел открытой ладонью по той стороне зеркала.
В гладкой зеркальной поверхности стали появляться картинки, как в телевизоре. Эванс в надетой на ноги рубашке потрясает членом. Роберт с Марком стараются выйти на улицу через окно. Иван, который упорно тащит их с подоконника. Собственное, невозможно пьяное лицо в зеркале. Крис имеет его, прижав спиной к стене. Он сам впивается зубами ему в ключицу. Ручейки крови, сбегающие по укусу, мгновенно впитываются в рубашку. Втроем целующиеся Скарлетт, Эванс и Джерри. Половина содержимого стола летит на пол из-под ноги Криса. Иван показывает какой-то танец. От меткого удара ногой летит на пол дорогущая плазма. Их колонна вразнобой размахивает ногами. Кого-то в середине повело, они ударяются о стену. Их колонна падает как домино, начиная с последнего. Теперь они продолжают пьяный танец на четвереньках, размазывая коленями и ладонями остатки салатов по гостиничному номеру. В коридоре открывается дверь и оттуда строем, на карачках, высоко вскидывая руки, и задирая ноги как собаки, появляются они. Всем составом. Прямо перед удивленными менеджерами. Люк пытается ругаться, их колонна, не замечая, движется прямиком к лестнице. Вспышка фотоаппарата. Люк пытается его поднять. Буквально на себе волочит в номер. Засовывает под кран с водой. Том склоняется над унитазом. А потом мило дремлет прямо тут же на кафельном полу, мило обняв холодного белого друга.
- Какой позор! – Том прикрыл глаза ладонью.
- Не то слово. Вот сейчас твой менеджер придет – много хорошего о себе услышишь, - откровенно издевался Локи.
- Я опять трахался с Крисом, - грустно поведал ему Том. – Хотя обещал, что больше не буду.
- Сдается мне, что еще не раз и не два нарушишь обещание, - Локи глумливо поднял бровь. – Может, хватит мучить его и себя?
- Между прочим, ты меня вынудил с ним расстаться.
- Если бы тебе не было так плохо, я бы ничего не сделал, - Локи независимо скрестил руки на груди.
- Да не было мне плохо, - возмутился Том и тут же схватился за голову. Громкий голос отразился от стен и ударил по чувствительным ушам.
- А кому было невообразимо стыдно, да так, что мозги отказывали? – Локи сделал какое-то неуловимое движение рукой. По спине Тома побежал холодок, окутал гудящую голову. Подержавшись немного, сжал обручем лоб и впитался куда-то в точки начала бровей. Тошнота отпустила, гул прекратился – стало ощутимее легче.
- Спасибо, - Том осторожно кивнул головой. – Стыдно – было, плохо – не было.
- Вот, сам теперь решай. Я не вмешиваюсь, - Локи пожал плечами. – Да, ты уже все решил, похоже.
Локи в зеркале начал подергиваться дымкой и таять.
- Подожди, - крикнул Том и тут же поморщился от ощутимого толка в висок, - ну сделай ты что-нибудь с моей головой.
- Так, что ли? – Том увидел полностью свое отражение в зеркале, только без головы. Шея заканчивалась пустотой.
- Ой, можно и так. Быстрее, пожалуйста, - умолял Том.
И тут же ощутил холодный обруч вокруг головы, который, подержавшись минутку, впитался в точки бровей. Похмелье исчезло.
Том вышел из ванной уже бодрый и посвежевший. Осмотрел свою одежду. Ее смело можно было выбрасывать. Перепачканная неизвестно чем, вонючая, грязная. Хорошо, что у него был запасной комплект одежды. Переодевшись, он отправился к Люку. Извиняться.
- О, алкоголик проснулся, - Люк как раз пил кофе. – Как голова? Болит? – злорадно поинтересовался он.
- Болит, - соврал Том.
Люк встал, заказал кофе для Тома.
- Садись и рассказывай, как это вы умудрились так напиться.
- Мы пробовали русскую водку, а потом попробовали русское шампанское. Результат оказался плачевным.
- Плачевным – не то слово. Знаешь, сколько денег мы выложили, что бы все замять?
- Догадываюсь, - Том вспомнил разбитую плазму.
- Нет, не догадываешься,- позлорадствовал Люк, - а сколько мы отстегнули, тому репортеру, что так не вовремя по коридору прошелся.
- Ой, блин, - Том схватился за голову.
Принесли кофе. Том отхлебнул глоток и зажмурился от удовольствия. Люк сочувственно на него посмотрел.
- А как там все остальные? – Том вспомнил свое утреннее состояние.
- Намного хуже, чем ты. Из-за вашей пьянки, нам пришлось вылет отложить на двенадцать часов. Так что в Сан-Диего вам погулять не удастся. Кстати, а как вы Марка напоили? Он же не пьет.
- Не помню, - соврал Том.
- Вот, на несколько часов вас одних оставили, а вы что устроили? – Люк допивал кофе.
В дверь постучали. Вошел Иван.
- Нам надо согласовать…, - он запнулся, увидев свежего Тома.
Сам он тоже был свеж и бодр. Никаких следов похмелья. И не скажешь, что он пил до поздней ночи. Фантастический русский народ.
- Доброе утро, мистер Хидлстон, - вежливо поздоровался он.
- Привет, - весело отозвался Том и помахал ему рукой, - пойдем с нами кофе пить.
- Спасибо, но некогда мне, работа, - Иван потряс пухлой кипой бумаг.
- Ладно, работайте, – Том встал. – Я буду у себя в номере собираться. Во сколько самолет?
- Самолет в десять вечера. Значит, нужно быть готовым в восемь-полдевятого, - сверился с бумагами Иван.
Том с улыбкой пожал ему руку и зазвал его к себе на обед.
До обеда Том валялся на кровати и смотрел телевизор. В обед заявился Иван, вместе с Виндзором, так что обедали они втроем.
- А ты что-то подозрительно бодрый, - спросил Иван у Тома за обедом. – С похмелья не болеешь?
- Болею, - соврал Том, - я же профессиональный актер, вот вы и не видите.
Иван покачал головой, восхитившись талантом. И убежал по делам.
К самолету их везли на отдельных машинах. Том подозревал, что кто-то еще не отошел и того везли в лежачем положении.

2014-10-20 в 18:36 

Maria20092
Когда стали грузиться на самолет, Том понял, что не ошибся. Лица у всех были недовольные. Понятное дело: головы болели, глаза не открывались. Хуже всех выглядел Марк. Тому даже стало немного совестно.
- Можно ли для него что-нибудь сделать, - мысленно обратился он к Локи. – Пожалуйста.
Прямо на глазах Марку немного полегчало, и он смог пожать на прощание руку Ивану и подняться в самолет.
Том поднимался последним. Он попрощался с Иваном, выслушал пожелания еще приезжать.
В самолете народ тут же развалился по креслам, накрылся одеялами и вообще старался не шевелиться. Кажется, даже дышал через раз. Том последовал примеру менеджеров: воткнул в уши наушники и включил фильм. К концу полета он успел отдохнуть и выспаться. Правда, есть ему приходилось рядом с Люком. Его соседа – Джерри – от запаха еды конкретно мутило.
- Так, переодеваемся прямо сейчас, вещи оставляем тут же, - объявил Люк за час до посадки.
Хмурый молчаливый народ переоделся, напялил темные очки, взял по бутылке с холодной минералкой.
На Комик-коне было шумно. Скарлетт натянуто улыбалась фанатам. Марк постоянно прикладывался к бутылке с ледяной водой. Роберт недовольно хмурился из-под очков. Хэмсворт опять прятался от Тома. Ну не дурак ли? Твердо пообещав себе, по приезду домой разобраться с проблемой по имени Крис Хемсворт, Том позировал на камеру.
Оставаться здесь дольше положенного ни у кого желания не было. Хотя Том, был бы совсем не против, подольше пообщаться с фанатами.
В самолет грузились в полном молчании. Тур был закончен. Они возвращались домой. Где-то в хвосте самолета веселились менеджеры и пили, судя по запаху, коньяк.
- Ой, чувствую себя, как будто в миксер попала, - пожаловалась Скарлетт, - все тело ломит.
- А кто-нибудь помнит, чем закончилась вечеринка? – Роберт прикладывал ко лбу мокрое полотенце.
- Я помню, - осторожно поднял руку Том.
На него уставились шесть пар удивленных глаз.
- Ну, мне Иван потом рассказал, - пояснил Том. Соврал. Ну не говорить же им, в самом деле, что ему Локи рассказал.
- Страшное это дело - пить с русскими. Вроде пьют вместе со всеми, да, как бы не больше, но все помнят и на утро свеженькие как огурчики, - возмущался Джерри.
- Это я был как огурчик. Весь зеленый и в пупырышках, - несчастным голосом пошутил Эванс.
- Может, лучше все замолчим и послушаем Тома, - внес конструктивное предложение Роберт.
- Э нет, судя по обрывкам воспоминаний, я ничего вспоминать не хочу, - Джерри покосился на Эванса.
- Угу, - раздалось со стороны Хемсворта.
- Мне уже интересно, - оживилась Скарлетт.
- Ты зря радуешься, - улыбнулся ей Том.
- Правда что ли? – Скарлетт нервно повертела в руках очки.
Том кивнул.
- Может, отложим вечер воспоминаний до твердой земли под ногами, - подал голос все еще болеющий Марк.
- Эй, ты как? – сочувственно похлопал по нему Том.
- Запомните, - неслось из-под одеяла, - я никогда, ни при каких обстоятельствах, больше не пью.
- Не зарекайся, - подал голос Эванс.
- Не знаю как вы, - Марк высунул голову из-под одеяла, - а я под утро чувствовал себя как заново родившимся.
- В смысле? - не понял Том.
- Ползал, писался, и говорить не мог, - Марк зарылся обратно под одеяло.
- Предлагаю вот что, - приподнялся Джерри, - после того как приземлимся, на следующий день собираемся у меня.
- Только без выпивки, - взмолился Хемсворт.
- Мы выпьем кофе, а Том нам подробно расскажет, что было, - продолжил Джерри.
Все согласились. Разговоры больше не клеились.
Через несколько часов самолет приземлился в Лос-Анджелесе. Актеры развели своих подвыпивших менеджеров по гостиницам. После тяжелого недельного тура, всем требовался отдых.
На следующий день, в полдень, Том постучал в дверь к Джерреми. Марк, Эванс и Роберт были уже здесь.
- Ну что, по кофе, - напомнил Том.
- Реннер, живо тащи кофе, - неожиданно за спиной Тома как скала вырос Хемсворт.
- Вот разорались. Уже несу, - появился Джерреми с подносом.
Том отхлебнул ароматного напитка, и хотел уже было зажмуриться от удовольствия, но распробовав, чуть не поперхнулся. Кофе было с коньяком. В процентном соотношении один к двум.
- Мать твою, - ругался Роберт, - Реннер, какого черта продукт переводишь?
- Я же просил, без алкоголя, - Хемсворт отставил в сторону испорченный кофе.
- У тебя совесть есть? – Марк тоскливо уставился в чашку.
- Совесть? А кто это? - ехидно хихикал Джерри.
За окном послышался шорох колес подъезжающей машины. Через минуту по крыльцу раздался мерный стук каблуков.
- Я надеюсь, что без меня не начали? – свеженькая солнечная Скарлетт с видом королевы взирала на них из двери.
- Опаздываешь, - нахмурился Роберт.
- Кофе будешь? - с ангельской улыбкой предложил Джерри.
- О, за кофе вообще должна буду, - Скарлетт расположилась на диване.
Джерри тут же подал ей чашку.
- Не пей … - попытался предупредить ее Эванс, но было уже поздно.
Скарлетт отпила глоток и тут же закашлялась.
- Реннер, какого черта! – она прижимала кисть к губам. – Лучше бы просто коньяка налил!
- О, - обрадовался Джерри, - наш человек. Кому еще налить?
- Мне, - хмуро отозвался Роберт, - а то я не переживу рассказа о том как мы напились.
- Может, все таки, я не буду рассказывать? – предложил Том.
- Не, теперь уж точно, повествуй, - покивал Эванс, - а то уже сгораю от любопытства.
Том кинул на него сочувственный взгляд.
- Тебе будет стыдно, - предупредил он.
- Так, мне уже интересно, - приготовился слушать Роберт.
- Ты вместе с Марком, собирались из окна прыгать, - совершенно спокойно сказал Том, предвкушая реакцию.
- Зачем? – удивился Марк.
- Это вы погулять ходили. Вас потом Иван долго с окошка снимал.
- Кошмар, - Марк схватился за голову.
- Да ладно тебе, весело вообще-то было – похлопал его по плечу Эванс.
- Весело, - подтвердил Том, - ты вообще с Джерри веселился. В засос.
- Чего? - Эванс вытаращил глаза. – Это не правда! Реннер, не молчи, скажи же им.
Джереми молчал, хмуро потупив глаза.
- Только скажи мне, почему я припоминаю, что хотел Скарлетт, но почему то с лицом Эванса, - Джерри потер лоб.
Все тихонько хихикнули.
- Скарлетт там тоже была, - подтвердил Том. – Вы втроем развлекались.
- Втроем? Груповуха? Ужас! – Скарлетт упорно прятала покрасневшее лицо в ладонях.
- Какой позор! – сокрушался Эванс. – Вы не помните, было ли что-нибудь ещё, помимо поцелуев?
Том хитро молчал. Все трое задумались.
- Парни, у вас что-нибудь болит? – спросила Скарлетт.
- Вроде бы ничего не болит, - подумав, выдал Джерри.
- И у меня тоже, - с надеждой сообщил Эванс.
- Да расслабьтесь вы, - махнул рукой Том, - не было ничего. Вас вовремя отвлекли, какой-то народный танец учить.
Эванс громко выдохнул и расслаблено откинулся на спинку кресла.
- Наливай свой коньяк, - велел он Джерри.
Джерри подумал, и налил всем троим.
- А что еще интересного было? – Роберт нагло отобрал коньяк у Джерри.
- Все как обычно, - Том пожал плечами. – Посуду перебили, номер разгромили, телек разбили. Потом учили народный танец и строем ползали на карачках. Прямо перед носом у журналистов и продюсеров.
- Господи, стыдно-то как, - сокрушался Марк. – Всегда говорил, что алкоголь – зло!
- Э, погодите, - спохватился Роберт, - а что делал Хемсворт?
Все головы повернулись к Крису.
- А Хемсворт ничего не делал, - Том положил руку на плечо Криса. – По крайней мере, ничего, о чем следовало бы пожалеть, - он с силой провел подушечкой большого пальца по месту своего укуса, скрытого сейчас футболкой.
Крис с ужасом уставился на него.
- А подробнее, - потребовал Джерри.
- Ну, на столе сидел – на вас любовался, да водку из горла хлестал, потом, вместе со всеми, танец учил и номер громил, - Том пытался поймать взгляд Криса, но тот упорно прятал глаза. А потом вообще развернулся и ушел в противоположный угол комнаты.
- Да уж, никогда в жизни я так не напивался, - покачал головой Эванс. – А как мне на утро плохо было, думал, сдохну.
- Не ты один, - поддержал его Марк. – Страшные люди эти русские. Могут споить того, кто вообще не пьет, а на утро свеженькие и бодренькие.
- Ага, заходил этот Иван ко мне наутро, - вспомнил Роберт, - весь чистенький, перегаром не пахнет, на ногах твердо стоит, как будто, не он с нами пил вчера.
- С русскими я больше не пью! – подвел итог Реннер.
Том, пользуясь тем, что о нем временно забыли, переместился к Хемсворту.
- Пойдем, - шепнул он, - поговорить надо.
Крис, так и не поднимая глаз, перешел в соседнюю комнату.
- Том, прости меня, - тут же начал сбивчиво извиняться Крис, - я не хотел так…
- Перестань, я же сказал, что все нормально. Перестань, пожалуйста, от меня бегать, - Том попытался положить руку ему на плечо. Крис отшатнулся.
- Я не могу с тобой работать, - честно признался Крис. – Я хочу быть с тобой. Очень хочу, поверь мне. Но видеть тебя и не сметь коснуться - выше моих сил. Просто выше.
- Если хочешь все вернуть, просто верни и все, - предложил Том.
- Да пойми же ты, - Крис легонько встряхнул его за плечи, - я не могу бросить Эльзу. Не могу и все тут. Не могу. Меня тянет к ней, я не могу без нее дышать и не понимаю, что со мной происходит. Я люблю ее и ненавижу одновременно. Меня тянет к ней, но я не хочу ее.
- Крис, подожди, остановись, - попытался успокоить его Том. Хватка рук Криса стала просто железной.
- Не перебивай меня, - попросил Крис, - а то я никогда больше не решусь тебе этого сказать. Я хочу быть с тобой. Засыпать рядом с тобой, любить тебя, обнимать тебя, варить для тебя кофе по утрам. Но не могу. Я не знаю, что мне делать.
Том спрятал лицо на плече Криса. А еще, он, кажется, знал, что нужно делать.

2014-10-20 в 18:36 

Maria20092
Глава 10.
Знакомая, тихая улочка. Ряд симпатичных, ухоженных домиков. Стойкий аромат осенних цветов в воздухе. Том нашел небольшой двухэтажный коттедж с удушливо цветущими лилиями. Поднялся на крыльцо и постучал в дверь.
- О, привет Том, - открыла ему раскрасневшаяся, сияющая Эльза, с ребенком на руках, - а Криса сейчас нет.
- Я пришел поговорить с тобой. Но, кажется я не вовремя, - Том развернулся, чтобы уйти.
- Нет, подожди. Я найду для тебя время, - доброжелательно улыбнулась Эльза.
В гостиной подруги Эльзы, за чашкой чая играли в карты. Том вежливо поздоровался, пока Эльза предавала ребенка подруге, и прошел мимо, за хозяйкой дома.
Небольшая кухня была насквозь пронизана солнечными лучами. Эльза разлила по красивым бокалам ароматный чай и достала свежеиспеченное печенье.
- Эльза, я пришел поговорить с тобой о Крисе, - Том неуверенно проследил пальцем рисунок на блюдце.
Фраза была заранее заготовленной, только поэтому он смог проговорить ее до конца. Вокруг что-то происходило, только он не мог понять что. Какое-то смутное ощущение, на грани предчувствия. Том неуверенно оглянулся вокруг. Все было нормально. Теплая, уютная кухня, доброжелательная, гостеприимная хозяйка, вкусное угощение.
- Не вздумай здесь ничего есть и пить, - отчетливый голос Локи в голове.
- Что-то случилось? – мысленно спросил Том.
- Ничего, - лаконичный ответ.
Том посмотрел на Эльзу. Та, по-своему растолковав заминку в разговоре, терпеливо ждала продолжения.
- Крис очень любит тебя и Индию, - продолжал Том.
- Я знаю это, Том, - Эльза спокойно улыбнулась.
- Мы познакомились с Крисом три года назад. Тогда же начали работать вместе, тогда же начали встречаться, - Том никак не мог поднять на нее глаза. – Спустя год, он женился. Так я, неожиданно для себя, перешел в разряд любовницы. Прости меня.
- Том, посмотри на меня, - неожиданно жестко потребовала Эльза. Том поднял на нее глаза. – Я прекрасно знаю, что Крис периодически мне изменял с тобой. Я привыкла к этому еще в первый год нашего брака. Если ты хотел извиниться только за это, то не стоит.
Том смотрел на красивую милую девушку, но видел перед собой властную женщину с сильным характером.
- Мне было очень стыдно перед тобой, перед Индией. Я не хотел разрушать вашу семью. Крис здесь очень счастлив. Не так давно я разорвал наши отношения, - Том прямо смотрел ей в глаза.
- И это я тоже знаю, - кивнула головой Эльза, - перемены твоего настроения сильно отражаются на Крисе. Так что, я всегда в курсе дела.
- Прости меня, - еще раз попросил Том.
- Я знаю, за что ты сейчас извиняешься. Очень скоро у вас начнутся съемки. Я знаю своего мужа. Я знаю, что вы начнете все сначала. Простить я тебя не могу. Да ты приехал сюда не за моим прощением. Совесть свою очистить хочешь.
- Эльза, ты очень умная и проницательная женщина, - Том продолжал смотреть ей в глаза.
- Ты зря приехал, Том. Я предпочту сделать вид, что этого разговора не было, и я ничего не знаю. А ты останешься просто другом семьи. Одним из лучших из друзей Криса. А теперь расслабься и выпей, наконец, чаю, - Эльза ослепительно улыбнулась, удивительным образом преобразившись в юную, наивную девушку.
Том расслаблено откинулся на стуле и взял чашку. Под пристальным взглядом Эльзы, он чуть коснулся губами ароматного напитка. Пить не стал. Приличия были соблюдены.
- Да вот еще что, - Эльза встряхнула длинными волосами, - прежде чем мы закроем эту тему, ты должен знать. Я ни за что не позволю тебе или еще кому-нибудь увести Криса от меня. Я сделаю для этого все возможное, и даже невозможное. Чтобы он остался, я рожу ему хоть два десятка детей. Если так будет нужно, хоть по двое за раз. Я хочу, чтобы ты знал, что уходя от тебя, он всегда он будет возвращаться ко мне. Всегда. Просто он - мой.
От тона, которым было сказано, у Тома поползли холодные мурашки по спине. «Он мой», - с какой-то ужасающей силой и жадностью.
- Том, я никогда больше не хочу возвращаться к этому разговору. Поэтому запомни, что рано или поздно, Крис забудет тебя, - Эльза развернулась и достала из шкафчика деревянную шкатулку, поискала что-то внутри, но ничего не достала.
- Спасибо за честность, - Том поднялся.
- Не за что. Приходи, тебе здесь всегда рады, - Эльза по-американски протянула руку для прощания.
- Ничего не трогай, - тут же четко отозвался Локи.
Не ответить на пожатие руки хозяйки Том не мог. Пришлось проигнорировать Локи. Попрощавшись с хозяйкой дома и ее подружками, Том вышел из дома.
- Локи, да что происходит? – он шел мимо аккуратного ряда домиков к своей машине.
- А что происходит? – удивленный голос Локи в голове.
- Что это было? – продолжал допытываться Том.
- Да ничего не было, - спокойный голос Локи. – А тут по близости есть водоем?
- Зачем? – не понял Том.
- Давай живее, - нетерпеливый ответ.
Том быстрым шагом дошел до машины и сверился с навигатором.
- Есть озеро в пяти минутах отсюда.
- Быстро туда.
- Зачем? - еще раз попытался Том.
- Так надо, - распорядился Локи.
Через пять минут Том подъехал к небольшому озерцу, сплошь заросшему ряской.
- Подойди к воде, - распорядился Локи.
Сразу подойти к воде не удалось. Земля вокруг густо пропиталась водой и хлюпала под ногами. Места посуше, Том так и не нашел. Ботинки быстро промокли, и Том подошел к воде, не обращая внимания на раскисшую землю.
- Набери воду в ладони и держи, - еще одно указание.
Том окунул руки в прохладную воду и с удивлением наблюдал, как по запястью и пальцам побежали мелкие голубоватые руны. Быстро бегущие ровные строчки сливались в единую голубую линию, проникали в воду в ладонях, скручивались вокруг нее, образовывали сияющий на солнце кокон. Очень скоро руническая вязь исчезла, и в ладонях у него остался чуть светящийся сгусток. Он был довольно мягкий, как вода в целлофановом пакете, и изнутри сиял светло фиолетовым, почти белым цветом.
- Красиво, - Том повертел в руках этот сгусток, - а что это?
- Не важно. Повесь его на шею и никогда больше не подходи к Хемсвортам без него.
- Ладно, - Том пожал плечами и направился обратно к машине. – Может, все-таки объяснишь, что происходит?
- Ничего. Но с обиженными женщинами лучше не связываться.
- Обиженными? Но ведь Эльза не обиделась.
- Все. Сам разберешься. Я не вмешиваюсь.
- Ну и ладно, - пробубнил себе под нос Том и сел в машину.

2014-10-20 в 18:37 

Maria20092
Эпилог.
- Стоп. Снято, - оператор отложил в сторону наушники и Том, наконец, смог расслабиться.
Съемки второй части Тора начались строго по графику. Актерский состав был полным, сценарий, написанный и даже прочитанный, но режиссер все равно нервно метался по площадке, прямо как курица с оторванной башкой.
- Кто-нибудь поправит эти долбанные стены?! Или мне все нужно делать самому?! – Алану все казалось, что стены «камеры Локи» не параллельны.
Целая толпа декораторов кинулась ровнять и без того идеальные картонные стены. Том пошел им помогать.
- Не, ну вы смерти моей хотите, - простонал режиссер, - Том, ну куда ты пошел? Сейчас грим размажешь. Гримера сюда, живо! – заорал он в сторону. – Том, сядь немедленно.
Том решил не нервировать и без того нервного режиссера. Он отошел к импровизированной кровати и, подняв повыше «подушку», улегся. Вес костюма был уже привычным, но через пару часов плечи все равно начинали ныть. По сравнению с первым фильмом, костюм Локи изменился. Он стал намного удобнее и легче.
Обвешанный всякими баночками, как елка игрушками, подлетел гример. Тут же набегу вручил какую-то баночку, махнул по лицу самой большой кисточкой и испарился. Том даже подняться не успел. При ближайшем рассмотрении, банка оказалась контейнером с салфетками сухими и влажными. Том так и не понял, зачем она ему. Пока декораторы поправляли «стены», Том успел вдоль и поперек изучить этикетку.
- Вы тут сейчас убьете кого-нибудь, - заорал режиссер, когда непрочная конструкция из картона и зеленого полотна покачнулась.
Тому стало скучно. К бестолковой суете он привык уже на третий день съемок. От нечего делать Том стал подкидывать контейнер с салфетками.
- А ты куда смотришь, - заорал Алан на оператора. – Такой кадр упускаешь.
Оператор вздохнул, одел наушники и взялся за камеру.
- Вон из кадра! – рявкнул режиссер.
Толпа декораторов разлетелась в разные стороны, как стая вспугнутых воробьев.
- Том, сделай так, пожалуйста, еще раз, - режиссер с довольным видом, отошел к камере.
Том еще пару раз подбросил контейнер и повернулся к режиссеру.
- Думаешь, сгодится? – спросил он.
- Ух, какой кадр. Сгодиться! Мы потом тебе что-нибудь получше, вместо банки, подрисуем.
- Добрый день, - за спиной оператора появился Хемсворт.
- Почему опаздываем, - рявкнул на него режиссер. – А ну живо переодевайся.
- Я не опоздал, - насупился Крис, - во сколько назначили, во столько и пришел.
- Давай топай. Нам здесь сегодня нужно закончить. Немедленно разгладьте складки на полотне, - рявкнул он на декораторов, без всякого перехода.
Съемки растянулись до вечера. Все сцены с «тюрьмой» были отсняты. Теперь нужно было просмотреть отснятый материал.
- Классно придумано, Том, - довольный режиссер, в который раз, просматривал сцену с подкидыванием банки.
Том пожал плечами. Отснятый материал он смотрел «в пол глаза». За спиной стоял Хемсворт и громко дышал. Это сильно отвлекало.
- Чего ждешь? – настойчивый голос Локи в голове.
Пока все внимательно смотрели отснятые сцены на небольшом мониторе, Том решился. Он немного отклонился назад и прижался задницей к стоящему, почти вплотную, Хемсворту. Еле заметно потерся. Реакцию Криса он почувствовал даже через пластиковые щитки его костюма. Крис испугано отпрянул.
- Ой, прости, - состроив невинные глазки, извинился Том так, как будто на ногу ему наступил.
- Ничего, - немного хрипло произнес Крис, и отошел на пару шагов.
В костюмерной было тихо. Уставшие и набегавшиеся за день гримеры и костюмеры, пили где-то кофе. Том не стал их ждать. Свой костюм он умел снимать сам. Раздевшись до трусов, он под краном тщательно смывал грим с лица и шеи. Наконец, склизкая гадость – тональный крем - окончательно смылись, Том потянулся за полотенцем. Только он успел его коснуться, как оно само выскользнуло из его руки, как от хорошего пинка, улетело к двери.
- Твои проделки, - Том хмуро уставился в зеркало.
- Тихо, - четкий ответ.
За спиной громко хлопнула дверь. Том вздрогнул и обернулся.
- Где моя … - Крис ошарашено уставился на голого мокрого Тома.
Капелька воды упала лица на грудь, на секунду зацепилась за небольшой блестящий кулон на шее, и как бы вобрав в себя частичку света, скользнула дальше по груди, очертила зигзаг на животе и потерялась за резинкой трусов. Жадный, голодный взгляд Криса зацепился за тоненькую влажную дорожку, оставленную водой.
- Полотенце не подашь, - неожиданно для себя попросил Том. Вот прямо кто-то дернул его за язык. Он даже знал, кто.
Крис поднял с пола полотенце, развернул его. Он в несколько шагов пересек комнату и бережно завернул Тома в полотенце.
- Спасибо, - раздалось немного приглушенное мягкой тканью. Том качнулся вперед, прижимаясь Крису, и шумно вдохнул знакомый запах. Крис отпрянул, как будто обжегся.
- Я тут… это… - невнятно бормотал он, пятясь к двери, - ты это… одевайся… я потом, - Крис с силой захлопнул за собой дверь.
Том развернулся к зеркалу.
- Сбежал, - печально сообщил он отражению.
Отражение пожало плечами. Том вздохнул и пошел одеваться.
На следующее утро Том проспал. По какой-то причине не сработал ни один будильник, даже внутренние часы подвели. Собирался он в жуткой спешке. На душ и заказ завтрака в номер, времени не осталось. В процессе застегивания рубашки, Том заскочил в ванную и сунул в карман зубную щетку. Быстро шагая по съемочному павильону, Том надеялся не попасться на глаза нервному режиссеру. Его личная гримерка, оказалась закрыта. В спешке, ключ он забыл в другой одежде. Пришлось идти в общую.
- Простите, я опоздал, - перед, уже полностью одетым Крисом, крутились гримеры.
- Что-то случилось? – заботливо спросил один из них.
- Да проспал я, - Том включил в раковине воду и достал зубную щетку.
- Я принесу кофе и бутерброды, - тут же засуетилась его костюмерша.
Том чистил зубы, изо всех сил стараясь не отвлекаться на пристальный взгляд в спину. Крис, через зеркало, жадно следил за каждым движением щетки у него во рту. Такой откровенный, горящий взгляд все больше начинал нравиться, возникло желание растянуть процесс чистки до бесконечности. Напомнив себе, что нужно поторапливаться, он задвигал щеткой быстрее. Когда он сплюнул белый комок пасты, Крис шумно выдохнул и плотно запахнул свой красный плащ.
Съемочный день превратился в кошмар. Во всем виноват был Крис с его горящим взглядом. Он отвлекал, мешал сосредоточиться. В диалогах Том зависал посреди фразы, забывал текст и, вообще позор, выпадал из роли. Режиссер злился, но пока еще не ругался. Нужно было срочно с этим, что-то делать.
- Том, соберись, - зычный окрик режиссера.
Том глубоко вдохнул, еще раз перечитал свой текст и откинул сценарий в сторону.
- Камера 2. Сцена № 5260, дубль 4. Поехали, - прямо перед лицом щелкнула хлопушка.
- Все еще не доверяешь мне? - Локи протянул Тору руки, закованные в наручники.
Том посмотрел на Криса и завис. По лицу Хемсворта ясно читалось, что они хочет с ним сделать и в каких позах.
- Стоп, - заорал режиссер, - что с вами сегодня такое. Мне насрать, что у вас там случилось. Возьмите себя в руки. Все. Перерыв. Полчаса. Решите свои проблемы.
- Чертова щетка, - думал Том за обедом. – Чертова чистка. Чертов я, опоздавший. Твоих рук дело? - мысленно спросил он у Локи.
- Да если тебя не подтолкнуть, ты никогда не решишься, - насмешливый голос в голове.
- Я просил не вмешиваться, - напомнил Том.
- Я не вмешиваюсь, я помогаю, - те же насмешливые интонации.
- С чего такое рвение? Сам по Крису соскучился? – подколол его Том.
- Дурак.
За полчаса обеда, Том каким-то чудом, сумел успокоиться и собраться. На Хемсворта он решил больше не смотреть. Это сработало. Режиссер не орал, но все равно был не доволен. Вечером, при просмотре отснятого материала, Том понял почему. Откровенная лажа.
- Так, завтра переснимаем, - распорядился режиссер. – И чтобы, больше никаких ссор.
Так работать было нельзя. Нужно срочно, что-то делать.
- Ну-ка, пойдем, побеседуем, - сквозь зубы процедил Том, проходя мимо Криса. Хемсворт, тоже не довольный отснятым, резко развернулся.
- Ну, пойдем.
Режиссер проводил их взглядом и неодобрительно покачал головой.
- Сейчас опять разругаются, а завтра мы получим такое же дерьмо, - он ткнул пальцем в монитор.
Гримерку Тома уже открыли. Он завел в нее Криса и прислонился спиной к двери. Закрыл глаза.
- Закрой, - мысленно попросил он Локи.
Дверная ручка тут же покрылась голубоватой рунической вязью.
- Крис, ты мешаешь мне работать, - Том так и не открывал глаз.
Хемсворт, двумя тяжелыми шагами, пересек небольшую комнату и навис над Томом.
- Чего ты добиваешься? – немного устало спросил он.
Том открыл глаза.
- Я хочу быть с тобой, - честно ответил Том, вглядываясь в голубые глаза.
- Я не брошу своего ребенка, - Крис сделал шаг назад.
- Я не пытаюсь заставить тебя…
- Не провоцируй меня больше. Пожалуйста. Я не буду тебе мешать, – перебил его Крис.
- Я пытаюсь тебе сказать, что… - Том пытался остановить быстро уходящего Криса.
- Я не могу с тобой работать, - грустно пожаловался Крис закрытой двери и взялся за ручку. Дернул на себя.
К огромному удивлению Тома дверь открылась. Крис ушел, даже не оглянулся.
- Ты зачем его выпустил? – Том сердито повернулся к зеркалу.
- А ты настроился трахаться, когда за дверью топчется весь съемочный персонал? – Локи, так и не появился в зеркале. – Между прочим, трое из них подслушивали.
- А ты ничего не мог с этим сделать? – подозрительно спросил Том.
- Не наглей. Место здесь не подходящее. Да и план твой – дерьмо. У меня идея лучше.
- Какая? – Том заинтересовался.
- Узнаешь.

2014-10-20 в 18:39 

Maria20092
Том, вздохнув, пошел переодеваться. Еще до отеля добираться, да и спать нужно лечь сегодня пораньше.
Том готовился ко сну, как в дверь постучали. На пороге стоял растрепанный, в наспех застегнутой рубашке, Крис. Ничего толком не объяснив, он ворвался и начал ощупывать Тома, вертеть во все стороны, осматривая. Ничего не понимая, Том только глазами хлопал.
- Почему ты мне не сказал? – накинулся на него Крис, закончив осмотр.
- Что не сказал? – Том по-прежнему ничего не понимал.
- Что тебя пытались убить, а потом похитили, - Крис прекратил ощупывание и теперь взялся обнимать.
- Как ты узнал? – объятия Криса становились удушающими.
- Мне только что Роберт по телефону сказал. Твой Виндзор подтвердил, - Крис выпустил его из своей стальной хватки. – Подожди, ты что, вообще не собирался мне об этом говорить?
- Вообще-то никто не должен был знать, - Том, наконец-то, смог закрыть дверь и жестом пригласил Криса в номер.
- Я должен был знать! – он наступал на Тома, пока тот не уперся спиной в стол. – Кто это был? – Крис подошел так близко, что Том ощущал его дыхание на лице.
- Джон, мой бывший партнер, - Крис обхватил руками его лицо, водил жесткими подушечками больших пальцев по чувствительной кромке губ. Том, не отрываясь, смотрел в испуганные голубые глаза. От ласковых прикосновений мозги стремительно плавились.
- Я его убью, - почти пожаловался Крис.
Том закрыл глаза и прерывисто вздохнул. Горячее дыхание опалило лицо и спустя секунду, Том целовал знакомые жесткие губы. Так сладко, так долго он этого ждал. Языки жадно столкнулись, переплелись. Секундная борьба за доминирование и Том сдался, расслабляясь, позволяя вести. Крис, с голодной жадностью ласкал его рот, до сладкой боли стискивал пальцами пряди волос, возбужденно терся о его живот. Край стола все больнее впивался в поясницу, но Том плевать хотел на все на свете неудобства, лишь бы это не прекращалось. Способность внятно мыслить, давно растворилась под любимыми губами. Том бесстыдно потерся о горячее бедро и несдержанно застонал.
Поцелуй внезапно прекратился. Крис все так же стискивал его лицо ладонями, но теперь прижимался лбом и пытался выровнять дыхание.
- Прости меня, Том, я не должен был, - Том слабо представлял, о чем ему говорят.
Пытаясь вернуть ощущения, Том бездумно потянулся за поцелуем. Крис еще немного отстранился.
- Послушай меня, - Крис легонько встряхнул Тома. – Я прошу у тебя прощения за то, что не ценил, использовал тебя. Ты, правда, нужен мне. Но Эльза – мать моего ребенка, бросить их я не могу.
Том, не слушая, подрагивающими от возбуждения пальцами, расстегивал мелкие пуговки рубашки Криса.
- Подожди, - Крис отогнал настойчивые руки от уже полностью расстегнутой рубашки. Том обиженно хныкнул и принялся расстегивать свою рубашку. – Я всегда так вел себя, будто ты обязан ждать меня постоянно. Когда ты ушел, я решил избегать тебя, пока не забуду. Там, на премьере, было пыткой видеть твою улыбку, слышать твой голос, но не иметь возможности прикоснуться к тебе. А потом в России…опять…. Прости меня, я слишком много выпил и не должен был…
Том не слушал, но кивал, в такт сбивчивым объяснениям. Он, не торопясь, освободился от рубашки, расстегнутые штаны вместе с бельем сползли по щиколоткам на пол.
- Когда же ты замолчишь, - нетерпеливо подумал Том и взялся за пряжку ремня Криса.
- Том, подожди, - Крис попытался отобрать выскользнувший из петель ремень, но не успел. Тот, звякнув пряжкой, улетел под шкаф. – Том, ты вообще слушаешь меня? – он за подбородок приподнял его голову и заставил посмотреть себе в глаза.
- А? - Том изобразил невинный непонимающий взгляд. – Нет, - честно признался он.
Крис глубоко вздохнул. Плечи его поникли.
Том снова опустил голову и принялся стягивать с Криса штаны.
- Ну и что ты делаешь? – устало поинтересовался Крис.
- Заткнись и трахни меня уже! – рассердился Том.
- Подожди, - Крис пытался остановить его руки, - Я не могу бросить…
- Заткнись! – перебил его Том. – Я понял, - он нетерпеливо вцепился злым поцелуем-укусом в тонкие губы.
Весь самоконтроль упрямого Хемсворта, тут же лопнул, как мыльный пузырь. Он торопливо выпутался из оставшейся одежды, перехватил поцелуй и подхватил стройное тело и повалил на стол. Том тут же закинул ноги ему на талию. Крис тяжело придавил его к столу, нетерпеливо потерся, и тут же наткнулся на жесткий край стола.
Без лишних церемоний, он сильными руками подхватил Тома и понес на кровать. Холодная ткань коснулась разгоряченной кожи, заставив выгнуться, теснее прижаться к любовнику. Том торопливо оттолкнулся от простыней. Не расцепляя объятий, они перекатились по кровати. Оказавшись сверху, Том оставил припухшие искусанные губы, переключился на шею, оставляя яркие отметины. Крис нетерпеливо вцепился в его волосы, заставляя опускаться ниже.

2014-10-20 в 18:39 

Maria20092
Том балдел от ощущения бархатистой кожи под языком. Как одержимый целовал, вылизывал, покусывал каждый кусочек великолепного тела, каждую мышцу. Он языком собирал густой знакомый запах, старался насытиться им, запастись на целую вечность.
Крис приподнявшись на локтях, смотрел, как остывают широкие влажные дорожки на груди и животе, и, зашипев сквозь зубы, откинулся на подушку, когда Том сжал сильными пальцами член. Том добрался до треугольника мыщц, туда, где запах стал самым густым, и словно голодный кот, жадно и голодно, чуть ли не урча от удовольствия, стал вылизывать горячую кожу. Он совсем немного приласкал рукой возбужденную плоть, спустился ниже и мягко перекатил в ладони шелковистые яички. В процессе вылизывания он наткнулся губами на бедренную косточку и окончательно сошел с ума. Он терся лицом, лизал и посасывал ее, пытался ухватить зубами, с удовольствием наблюдая, как сжимаются в кулак пальцы Криса и безнадежно комкают белоснежную простынь. От собственного возбуждения потемнело в глазах, рука конвульсивно сжалась, крепко сжимая нежные яички.
Крис тут же вскинулся, оторвал его от полюбившейся косточки, опрокинул на спину и голодным поцелуем запечатал рот. Жадно и сильно провел широкими ладонями по бокам, заставив потянуться, выгнутся вслед за лаской и сдавлено застонать прямо в губы.
Том прогнулся и настойчиво потерся о твердый живот, без слов упрашивая поспешить. Крис намек понял. Не отрывая горящего взгляда от его лица, любовник языком проследил тонкую влажную дорожку по бледной коже, отвлекся на цепочку от едва светящегося кулона, и настойчиво раздвинул его ноги. Ласковыми пальцами немного неуверенно погладил внутреннюю сторону бедер. Резко, рывком навалился сверху, и отпрянул обратно, утаскивая из-под головы подушку. Том тут же приподнял бедра. Крис подсунул подушку.
Открытая доступная поза отозвалась сильной волной возбуждения. Том взглядом зацепился за светлую, лакированную поверхность шкафа и увидел свое отражение. Раскрытая приподнятая задница, прижатый к животу напряженный член, пальцы комкающие простынь, ярко светящийся кулон на шее и горящие нереальным зеленым цветом глаза.
Крис неуверенно обхватил губами его член, заставив выгнуться и не неконтролируемо толкнуться вверх. Крис испуганно отпрянул. Жестко обхватив бедра Тома, он попробовал еще раз. Обхватил губами, медленно проскользил ниже и поднялся вверх, подул холодным воздухом и отстранился. Том жалобно застонал и требовательно вскинул бедра.
Крис настойчиво поднял его ноги и неожиданно припал губами к сжатому, выставленному напоказ, отверстию. Тому показалось, что из него вышибло весь воздух, а его самого сунули в кипяток. Язык прошелся по кругу и настойчиво двинулся дальше. Том хватанул воздух пересохщими губами, сильно потянул на себя скомканную простынь, и громко неконтролируемо застонал сквозь стиснутые зубы. Крис стал действовать смелее. Теперь настойчивый язык ввинчивался глубже, помогал осторожному пальцу проникнуть внутрь. Пальцы на ногах Тома поджимались от кайфа, а голова судорожно металась по матрацу.
Постепенно пальцев стало два. Любовник осторожно растягивал податливые ткани, боясь причинить боль.
- Давай же, - сиплым, сорванным голосом попросил Том.
Крис тут же вытащил пальцы. Резким, почти грубым толчком вошел внутрь и замер, нависая над Томом и слизывая с его висков капельки пота. Тому не нужна была передышка, он переложил ноги любимому на плечи и сам двинулся на встречу.
Глаза Криса стремительно потемнели. Теряя остатки разума, он зарычал и двинулся глубже, вбиваясь до предела, и окончательно сорвался, с силой врываясь внутрь. Раскаленное удовольствие тут же скрутилось тугим комком внизу живота. Том с громким стоном подавался, встречал толчки на полпути. Клубок скручивался все сильнее, не хватало совсем чуть-чуть.
Крис резко вышел из него. Чуть ли не на весу перевернул и уложил животом на многострадальную подушку. Тут же снова вогнал член внутрь и сходу взял приличный темп. У Тома не осталось сил даже стонать, он только вздрагивал при каждом толчке и подавался ближе. Простынь комком собралась у него под животом, спинка кровати с громким лязгом билась о стену. Зажатый между подушкой и животом член настойчиво требовал внимания.
- Люблю тебя,- услышал Том над самым ухом .
Крис ускорился до предела. Его член внутри запульсировал и выстрелил горячей жидкостью. Тугой клубок удовольствия внизу живота неожиданно распустился и ударил электрическим разрядом по оголенным нервам. Удовольствие швырнуло на кровать, вывернуло, выгнуло, заставив заорать каждую клеточку, и тихонько отступило.
Первым, что почувствовал Том, приходя в себя, нежные поцелуи Криса на шее. Том пошевелился, сползая с мокрой подушки. Крис подвинулся, и Том улегся прямо ему на плечо.
- Полный пиздец, - через некоторое время Крис оглядел учиненный беспорядок.
Кровать криво стояла посреди комнаты, матрац наполовину съехал, простынь одним мятым комком валялась на полу, прямо на одеяле, а все это украшало разбросанная одежда.
Том сонно приоткрыл один глаз.
- Ни за что не встану, - он опять поймал в лакированной поверхности шкафа свое отражение, вспомнил недавний зеленый взгляд и усмехнулся.
- Понравилось? - хитро спросил он у Локи.
- Да, ничего так, - задумчивый голос в голове.
- И что теперь будет? – вопрос Криса, разбудил почти заснувшего любовника.
- Да ничего не будет, - сонно пробормотал Том, - Эльза твоя в курсе происходящего. Я ей все рассказал.
- Зачем? – приподнялся на локте Крис.
- А она уже и так все знала. Не знаю от кого, - потревоженный Том укладывался обратно.
- Пиздец, - повторил Крис, прикрывая лицо рукой. – Моя жена дала мне добро на любовника.
Том сонно улыбнулся.
- Эй, не вздумай спать, - шутливо потолкал его Крис. – Давай в душ, а я здесь все поправлю.
Вставать совершенно не хотелось. Но потное тело начинало остывать, а задница противно мокнуть, от вытекающей спермы. Том поежился. Неохотно спустился с кровати и на подгибающихся ногах поплелся в душ.
Водные процедуры заняли не больше десяти минут. К его возвращению кровать стояла на своем месте, матрац поправлен, простынь заправлена, одеяло расселено, а одежда аккуратно висела на стуле.
- Придется нам спать без подушки, - пожаловался ему Крис. – Она совершенно мокрая и лежать на ней нельзя.
- Зачем мне подушка, когда у меня есть ты, - Том пожал плечами и залез под одеяло. Хемсворт направился в душ.
- А где сейчас тот, что похитил тебя? В тюрьме? – Крис голышом появился из ванной.
- Понятия не имею, - Том потянулся, чтобы обнять его. - Ему судом запрещено приближаться ко мне. - Том нашел письмо с судебным решением дома после премьерного турне. – Если он приблизится ко мне на милю, его посадят.
- Тогда я его убью, - проворчал Крис и залез под одеяло.
С самых обычных крашенных гостиничных стен, не замеченные ни кем, медленно исчезали голубоватые ледяные узоры.

КОНЕЦ.
Ждите третью часть...

   

RPS Fanfiction

главная